Ново-Тихвинский женский монастырь г.Екатеринбург
  [Наш почтовый ящик]    Адрес: 620063 г. Екатеринбург ул. Зеленая роща, 1   [Версия для печати]    
поиск карта сайта версия для печати

English Version

Жизнь обители
Будни и праздники
Святыни
Мастерские
Монашеский путь
Духовник обители
Слово с амвона
Подвижный круг проповедей
Неподвижный круг проповедей
Рождество Пресвятой Богородицы
Память праведного Симеона Верхотурского
Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня
Неделя по Воздвижении Честного и Животворящего Креста Господня
День памяти святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии
День памяти апостола и евангелиста Иоанна Богослова
День памяти праведного Авраама праотца и племянника его Лота
Собор Архангела Михаила и прочих Небесных Сил Бесплотных
Введение во храм Пресвятой Богородицы
День памяти Святителя Николая Чудотворца
Неделя Святых праотец
Неделя перед Рождеством, Святых отец
Рождество Христово
Неделя по Рождестве
Неделя перед Богоявлением
Обрезание Господне
Святое Богоявление
Неделя по Богоявлении
Сретение Господне
Обретение главы Иоанна Предтечи
День памяти 40 мучеников, в Севастийском озере мучившихся
Благовещение Пресвятой Богородицы
Память Святителя Игнатия Брянчанинова
Рождество Иоанна Предтечи
День славных и всехвальных первоверховных апостолов Петра и Павла
День памяти святых страстотерпцев
Память преподобномучениц Великой княгини Елизаветы и инокини Варвары
День памяти равноапостольного великого князя Владимира
День памяти прп. Серафима Саровского
День памяти пророка Илии
День памяти святых мучеников благоверных князей Бориса и Глеба
Изнесение честных древ Животворящего Креста Господня
День памяти преподобного Антония Римлянина, Новгородского чудотворца
Преображение Господне
Успение Пресвятой Богородицы
Усекновение главы Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна
Покров Пресвятой Богородицы
Беседы о духовной жизни
Публикации
Слова после постригов
Стихотворения
Теологические сонеты
Подворье в Меркушино
Социальные проекты
Фотоальбом
Библиотека
Открытки
Аудио и видеосюжеты
СМИ об обители
Контакты и реквизиты

Телефоны для паломниц, желающих потрудиться в обители и познакомиться с монашеской жизнью:
8-912-22-76-151.

Как поступить в монастырь?

Как заказать требы?

Можно ли приехать к вам паломником?

Куда можно приносить вещи?

Когда в монастыре совершается исповедь?
05.06.2019
Появилась новая открытка блаженной Ксении Петербургской к дню ее памяти
24.05.2019
Появилась беседа отца Авраама "Евангельское учение о молитве"
17.05.2019
Появился рассказ памяти старца Эмилиана Симонопетрита "Я там, где никогда не умирают"
13.05.2019
В разделе "Будни и праздники" появился рассказ "Солнечно из Гамбурга!", или Как Пасха объединяет детей из разных стран"
Архив новостей





Книги издательства



Тайна Боговоплощения

(Евангелие от Матфея, 3 зачало, глава II, стихи 1-12)

Сегодняшняя беседа будет посвящена Рождеству Христову. Сейчас, когда мы уже отпраздновали Богоявление Господне, тема эта как будто неактуальна. Но в Москве в настоящий момент должны проходить так называемые Рождественские чтения, на которых обсуждаются различные богословские, педагогические вопросы, вопросы церковной эстетики и так далее. Проводятся они по прошествии относительно долгого времени после праздника Рождества, но приурочены к этому дню. И я думаю, что мы тоже не слишком погрешим, если спустя уже столь долгое время вспомним Рождество Христово и связанные с ним события, описанные в Евангелии. Тем паче что в глубокой древности Восточная Церковь праздновала Рождество и Богоявление в один и тот же день. Свидетельства об этом сохранились, например, в Слове на Рождество Христово святителя Григория Богослова. Только спустя века приняли западную традицию разделять эти праздники, и Рождество стало праздноваться раньше. Сделали так для того, чтобы еретики, пользуясь тем, что эти два события вспоминаются в один день, не утверждались в своем мнении, будто Господь соединился Своим Божеством с человеческим естеством в день Богоявления.

Нужно понимать, что дата празднования Рождества условна. Конечно, она выпадает приблизительно на то время года, когда происходили события, связанные с рождением Спасителя. Но точных сведений у нас нет. Подсчитана дата празднования Рождества, после него на восьмой день празднуется Обрезание (по иудейским законам было положено обрезывать младенца именно на восьмой день). В свою очередь, за определенное время до Рождества празднуется Благовещение и так далее. Дата не имеет никакого принципиального значения. В течение многих столетий святые отцы устанавливали праздники в те или иные дни года для того, чтобы воспитывать паству. Целью отцов было не сохранение исторической достоверности, а воспитание паствы при помощи воспоминания самых значительных событий из жизни Господа Иисуса Христа, Божией Матери и святых угодников. Поэтому они иногда даже пренебрегали исторической точностью. Например, точно известно, в какие дни страдал и воскрес Господь Иисус Христос. Но ради того, чтобы православные христиане не соблазнились совпадением даты этого праздника с датой иудейской Пасхи, празднование Пасхи в Православной Церкви, если происходит такое совпадение, всегда переносится на неделю позже. Иудейская Пасха вычисляется по лунному календарю, а христианская Пасха – и по лунному, и по солнечному. Итак, некоторая условность не должна приводить нас в замешательство, нужно понимать, что дело не в точности. Конечно, Евангелие – это точная историческая правда, потому что все события описаны в нем так, как они и происходили. Никакой фантазии нет. Но в чем может быть неточность? Один евангелист запомнил так, другой – несколько иначе. Один сообщил одни подробности, казавшиеся ему наиболее важными, другой – иные, более значимые, с его точки зрения. А может быть, каждый из евангелистов, понимая, что другой евангелист что-то сообщил, а что-то опустил, восполнял опущенное в своем описании. Эта человеческая ограниченность, проявившаяся в некоторых неточностях, не должна нас смущать. Наоборот, это свидетельство беспристрастности евангелистов, рассказывающих нам, например, о Рождестве Христовом.

Нужно еще сказать о той исторической неточности, которая существует из-за ошибки одного западного историка, Дионисия Малого. Он составил так называемую хронологию от Рождества Христова, которой мы сейчас пользуемся. На самом деле она неточно отражает подлинное течение событий. Дело в том, что Рождество произошло на несколько лет раньше того времени, которое мы официально считаем годом Рождества Христова. Поэтому сейчас, может быть, не 2002, а 2003, или 2008, или 2007 год от Рождества Христова, если говорить о подлинной дате. Но это опять же не должно иметь для нас никакого принципиального значения. Мы понимаем, что это условность. Хронологическая сторона событий, которые мы вспоминаем в дни праздников, является той или иной условностью (имею в виду даты и тому подобное). Безусловна вечная истина. Я не хочу сказать, что только нечто духовное, бесплотное имеет подлинность, а реальные события не подлинны. Но одно дело само событие, а другое – его конкретная хронологическая отнесенность к определенному году или дню года. Здесь присутствуют и человеческие ошибки. Разница между подлинным летосчислением и условным, которым мы сейчас пользуемся, состоит не в том, что первое подтверждает, а второе отрицает рождение Господа Иисуса Христа, но в том, что, по данным одного, Он родился 2003 года назад, а по данным другого, – 2008 лет назад. Я думаю, для человека верующего это непринципиально и не вызывает у него серьезного недоумения. В той книге, которой я хочу воспользоваться для беседы, Евангельском синопсисе, дата рождения Спасителя означена 5 годом до н. э., то есть пятым годом до той даты, которая неправильно установлена как дата Рождества Христова. По мнению составителя этого синопсиса, на самом деле Рождество было на пять лет раньше. Но сказать точно, на пять лет или на четыре года раньше, мы не можем. Знаем только, что на несколько лет ранее общепринятой условной даты.

Вот как начинается в Евангелии повествование о Рождестве Христовом (текст, который я сейчас буду читать, взят из Евангелия от Матфея): «Рождество Иисуса Христа было так: по обручении Матери Его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалось, что Она имеет во чреве от Духа Святаго. Иосиф же муж Ее, будучи праведен и не желая огласить Ее, хотел тайно отпустить Ее. Но когда он помыслил это, – се, Ангел Господень явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней есть от Духа Святаго» (Мф. 1, 18–20). Намереваясь провести эту беседу, я колебался, с Благовещения ли начинать или непосредственно с повествования о Рождестве Христовом, и все-таки для краткости рассказ о Благовещении решил опустить. Может быть, стоит лишь немного вернуться, чтобы понять, что чудесное бессеменное зачатие произошло задолго до описываемого события. Сначала Иосиф принял Марию, некоторое время жил с Ней как опекун, как всего лишь обручившийся с Нею и вдруг обнаружил, что Она имеет во чреве. Конечно, обнаружил тогда, когда, спустя определенное время, это проявилось во внешности Божией Матери, как всегда бывает у женщин, носящих во чреве. Евангелист говорит здесь: «по обручении», то есть, по предположению многих толкователей, законного брака еще не было, потому что в древности обручение и вступление в брак отстояли друг от друга по времени. Собственно, и сейчас, по Церковному Уставу, они также должны быть разделены временем. Конечно, не нужно думать, что Иосиф намеревался взять Марию себе в жены в полном смысле слова. Из Священного Предания мы знаем, что он был старцем, происходил из рода царя Давида, то есть имел то же происхождение, что и Пресвятая Дева. Он был чудесным образом избран из нескольких мужчин (о чем я сейчас не буду подробно говорить), для того чтобы стать фактически опекуном Божией Матери, давшей обет девства. Так как института монашества еще не существовало, рассудили, что Ее воздержание нужно прикрыть видом супружества. Для мужчин существовал, по крайней мере, обет назорейства, то есть обет безбрачия и воздержания, который давался на определенное время, хотя некоторые ветхозаветные подвижники соблюдали его постоянно. Например, пророк Илия или ближайший предшественник Господа, которого мы называем Предтечей, Иоанн Креститель. Но для женщин ничего подобного не было, и потому не представлялось возможным найти иной выход, кроме как прикрыть подвиг Пресвятой Девы обычным, привычным для всех образом жизни.

Евангелист говорит: «Прежде нежели сочетались они». Это не значит, что они впоследствии сочетались. Он говорит так, чтобы лишний раз нас удостоверить в том, что зачатие Господа Иисуса Христа было сверхъестественным. Ведь евангелист Матфей не повествует нам о Благовещении и чудесном непорочном зачатии. О том, как обнаружилось чудесное зачатие, он рассказывает с точки зрения Иосифа.

«Прежде нежели сочетались они, оказалось, что Она имеет во чреве от Духа Святаго». Конечно же, то, что произошло с Пресвятой Девой, нельзя назвать зачатием в полном смысле слова. Хотя мы говорим о непорочном зачатии, это не совсем подходящее слово. Правильнее сказать, Всетворческий Дух Святой, заимствовав от Божией Матери начатки человеческой плоти, сотворил из человеческого естества некий храм, в котором вместилось безначальное Божество, Божество второй Ипостаси Пресвятой Троицы. Евангелист Матфей говорит об этом очень кратко: «Оказалось, что Она имеет во чреве от Духа Святаго». В тот момент Иосифу было непонятно, что произошло на самом деле, но Евангелие, предупреждая наши сомнения и недоумения, говорит о случившемся прямо.

«Иосиф же муж Ее, будучи праведен и не желая огласить Ее, хотел тайно отпустить Ее». Иосиф хотел отпустить Божию Матерь потому, что предполагал, будто совершилось нечто предосудительное. И Евангелие говорит о его подозрениях честно и откровенно, для того чтобы вся эта правда, переданная такой, какая она есть, убедила нас в действительности события. Ничто так не может убедить человека, как высказывание оппонента, предупреждающее его возражения. Поскольку у любого человека, привыкшего наблюдать естественный ход вещей, могло возникнуть сомнение в том, что действительно произошло чудо непорочного зачатия, постольку Евангелист и говорит, что не только все вы сомневаетесь, но и сам Иосиф праведный сомневался. Более того, как любой обыкновенный человек, он был совершенно уверен в своем предположении. К тому же Иосиф был уже человеком преклонного возраста, обремененным многолетним жизненным опытом. Он и не мог представить себе ничего иного. И он не желал, будучи праведным, подвергать Пресвятую Деву какому-либо осмеянию, осуждению или тем паче наказанию. А наказания за прелюбодеяние были страшными, вплоть до побиения камнями.

У нас может возникнуть вопрос: почему Пресвятая Дева не объяснила Иосифу, что с Ней произошло? Нужно понимать, что Ее объяснение не могло быть принято обычным человеком и не могло быть преподано обычным способом. Как доказать то, чего еще никогда нигде не было? Как убедить человека в том, с чем он никогда не сталкивался, о чем никогда ни от кого не слышал? Возьмите любого пожилого человека и попробуйте убедить его в том, что его многолетнему жизненному опыту в чем-то нельзя доверять. Сделать это почти невозможно даже тогда, когда речь идет о каких-то обычных вещах. Тем более – когда речь идет о чем-то сверхъестественном. Пресвятая Дева понимала, что тот, кто возвестил Ей о бессеменном зачатии, Архангел Гавриил, должен каким-то образом открыть это чудо и Иосифу. Почему Ангел не открыл его прежде, чем обнаружилось, что Пресвятая Дева непраздна? Потому что Иосиф не поверил бы. Потому что, пока человек не увидит, он не сможет убедиться в том, чего доселе никогда не испытывал. Но в то же время Иосиф желает избежать позора, и в этом состояла его праведность. Евангелие не упрекает его в том, что он не мог вместить чудо непорочного зачатия и поверить в него, а, наоборот, говорит о праведности Иосифа, выразившейся в нежелании кого-либо осуждать, даже такого человека, который, по его мнению, совершил тяжкий грех. Может быть, Иосиф сподобился откровения еще и благодаря тому, что с человеческой точки зрения, вел себя безупречно. Он постигал все настолько, насколько может постигнуть обычный человек такие необыкновенные события.

«Но когда он помыслил это, – се, Ангел Господень явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней есть от Духа Святаго». Пресвятая Дева, понимая, конечно, что Иосиф хочет Ее отпустить, не могла ничего ему сказать и, наверное, только молилась о том, чтобы Господь как-то все устроил. И Ангел явился Иосифу во сне, потому что он, может быть, не способен был воспринять обычное явление Ангела, какое было Пресвятой Деве. Ей Ангел явился воочию, как и Захарии. И мы помним, что Захария онемел после этого явления. Иосифу же Ангел явился во сне и сказал: «Иосиф, сын Давидов», то есть «потомок Давида» или, правильнее сказать, «достойный потомок царя Давида», потому и названный сыном Давида. «Не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней есть от Духа Святаго». Что значит «принять»? Это не значит сделать Ее женой в подлинном смысле слова. Иосиф должен принять Пресвятую Деву как святыню и как человека, нуждающегося в покровительстве, в опекунстве, в том, чтобы столь необыкновенное дело было укрыто не только от людей, но и от дьявола. Представьте себе, что Пресвятая Дева не была бы прикрыта браком. Как бы восприняли люди совершившееся с Нею непорочное зачатие? Кто мог бы вместить известие о нем, если сам праведный Иосиф не сразу смог поверить в то, что это от Бога? И потому Иосиф должен был принять Марию как жену, чтобы создать видимость привычного для всех образа жизни, чтобы заботиться о Ней и о Богомладенце Христе. Но никак нельзя понимать это в том смысле, что Иосифу следовало вступить в обычный брак. Так, некоторые протестанты кощунственно говорят о том, будто бы Пресвятая Дева Мария, после того как родила Богомладенца Христа, еще имела детей, потому что в Евангелии упоминается о братьях и сестрах Господа Иисуса Христа. Святая Церковь толкует эти упоминания просто: Иосиф был старцем, вдовцом, и от первого брака он имел сыновей и дочерей. Это были, как бы мы сейчас сказали, сводные братья и сестры Господа Иисуса Христа. Но все иудеи, не знавшие о Божественном происхождении Спасителя, считали их Его братьями и сестрами в собственном смысле слова. Нигде не говорится, что они были младше Его. Существует даже такое мнение, что апостолы Иаков и Иоанн Зеведеевы были племянниками Спасителя, то есть происходили от Его названой сестры. И потому она, считая, что, как родственница, имеет право просить за них, с дерзновением приступила к Господу с просьбой о том, чтобы ее сыновья воссели от Него справа и слева в Царствии Его (см. Мф. 20, 20–21). В таком случае ее поведение становится для нас понятным.

Еще нужно обратить внимание на следующие слова: «Ибо родившееся в Ней есть от Духа Святаго». Появившееся в Ней обладало полнотой человеческого естества. На этот счет есть мнение (мне не совсем понятное), что Богомладенец Христос сразу получил полноту естества и что в Нем не было постепенного развития от зародыша до младенческого состояния. Другое мнение состоит в том, что с Богомладенцем Христом происходило все то же, что обычно происходит при развитии человеческого плода во чреве матери. Но несомненно, что Его человеческая душа сразу была соединена с Божественной Ипостасью. Не отвлекаясь от Евангельского повествования, немного объясним, как произошло Боговоплощение, насколько это может вместить человеческий разум. Чудесным образом, как выражается Андрей Критский, во чреве Богоматери была соткана багряница, то есть царская одежда. Как царь одевался в Риме в особую одежду, так и Господь Иисус Христос облекся в человеческое естество, безгрешное, не имевшее в себе никаких последствий грехопадения. Если Божия Матерь, по учению Православной Церкви, имела первородный грех, но очистилась от него Своим подвигом, молитвою и, в особенности, наитием на Нее Святого Духа в день Боговоплощения, то в Господе Иисусе Христе никогда не было этой наклонности ко греху, которую мы называем первородным грехом. Он был совершенно безгрешным человеком, таким, каким был Адам до падения. Для того чтобы искупить человека, нужно было совершить тот подвиг, который не смог понести Адам: нужно было претерпеть искушение и остаться при этом преданным Богу. Адаму предстояло испытание очень легкое: воздержаться от вкушения плодов с древа познания добра и зла. Спасителю – наиболее тяжелое, какое только можно себе представить, но цель его была та же: остаться послушным Богу Отцу. Спаситель должен был стать новым Адамом, имевшим то же самое безгрешное естество. Адам является всечеловеком по той причине, что от него произошли все люди, включая даже и супругу его Еву, взятую из ребра Адамова, из его плоти сотворенную Богом. Господь Иисус Христос – Всечеловек по той причине, что Он не имеет, как бы мы сейчас выразились, человеческой личности (хотя это очень неточное слово, но общепринятое). Его личность – Божественная Ипостась Пресвятой Троицы. Но в то же время Он обладает всей полнотой человеческого естества. Если бы какой-либо части этого естества в Нем не было, то Он ее не искупил бы. Если бы у Него была призрачная плоть, как говорили древние еретики докеты, то Он не искупил бы человеческую плоть. Если бы в Нем не было души, как рассуждали другие ересиархи, и ее замещало бы Божество, то Он искупил бы только тело, но не искупил бы душу, являющуюся по сути источником греха и вообще грехопадения. Если бы в Нем были душа и тело, но не было ума человеческого, как говорил Аполлинарий и его последователи, то остался бы неискупленным ум, высшая, но, к сожалению, наиболее отравленная грехом часть нашего естества. Именно через ум человек воспринял искушение дьявола и поддался ему. Мы же говорим, что Господь обладал всей полнотой человеческого естества.

«Но почему же, – спросите вы, – Он не имел человеческой личности и почему получилось так, что в Нем только одна личность, Божественная? Ведь Он полноценный, совершенный человек». Потому, что Господь Иисус Христос Своим человеческим естеством ни одного мгновения не существовал самостоятельно (слово терминологически не совсем правильное). Своим человеческим естеством Он возник сразу в соединении с Божественной Ипостасью. Он не был создан из земли, но вместо первозданной земли была плоть Пресвятой Девы. Требовалось согласие человеческого рода на то, чтобы явился в мир Сын Божий. И согласие получено от Пресвятой Девы: «Се, Раба Господня; да будет Мне по глаголу твоему» (см. Лк. 1, 38). Эти великие слова, сказанные Ангелу, позволили Сыну Божию войти в мир, позволили Богу начать дело человеческого спасения. Господь Иисус Христос не был сотворен подобно Адаму, Он родился в обычной человеческой среде, но необычным способом. Если бы Он родился обычным способом, то Ему было бы сообщено и страшное последствие грехопадения – первородный грех. Вот что заключается в этих кратких словах: «Ибо родившееся в Ней есть от Духа Святаго». Евангелист уже не может подробно объяснить произошедшее, по той причине что это неудобопонятно. Краткое же изъяснение таково: «от Духа Святаго». Иначе говоря, все это чудесно, сверхъестественно, непостижимо, но в то же время реально. Все это духовно и превосходит всякий человеческий разум, но вместе с тем вполне достоверно. Достоверно по той причине, что событие это произошло не в какие-то непостижимо далекие времена в неизвестном месте, но в определенном месте, с определенным человеком, и были тому свидетели. Самый первый из них – Иосиф, который тогда еще сомневался, но вскоре был вразумлен самим Ангелом, явившимся ему во сне.

«Родит же Сына, и наречешь Ему имя Иисус, ибо Он спасет людей Своих от грехов их» (Мф. 1, 21). Сейчас при помощи медицинских приборов можно установить, сына или дочь должна родить женщина. В то время это было совершенно невозможно, и потому узнать, кто родится, можно было только через особое Откровение. «Родит же Сына, и наречешь Ему имя Иисус» (ст. 21). «Иисус» означает «Спаситель», как мы обычно переводим с еврейского, а более точный перевод – «Бог спасает». «Он спасет людей Своих от грехов их» – это тоже очень важный момент. Кто они, люди Его? Это все те, кто к Нему прибегает. Он знает их от века (см. Рим. 8, 29–30; Деян. 15, 18). Мы, конечно, не имеем никакой возможности сказать, кто из нас принадлежит к Его людям, а кто чужой Ему. Мы должны думать только о себе самих, страшась за собственную участь, и прилагать все старание к тому, чтобы нам действительно оказаться среди Его людей. Это зависит от нас. Будем мы вести себя правильно – будем вписаны в книгу жизни, как говорит апостол Иоанн Богослов в Апокалипсисе (см. Откр. 21, 27). Будем вести себя неправильно, значит, будем вычеркнуты из нее. Не нужно думать, будто все заранее предопределено в том смысле, что от нас ничего не зависит. Мы можем вписать себя в книгу жизни, а можем и исключить себя из нее собственными делами. Но Бог, как всеведущий, конечно, знает нашу будущую участь, хотя и скрывает ее от нас ради того, чтобы мы были более усердны, чтобы тот, кто сейчас является рабом Божиим, не предавался нерадению, а, устрашаясь мысли, что он может отпасть от Господа, трудился и подвизался изо всех своих сил и даже сверх своих сил.

«Спасет людей Своих от грехов их». От чего мы должны быть спасены? От дьявола, от соблазнов мира, как мы часто думаем? Нет, мы должны быть спасены от наших собственных грехов. Это единственное, что нас губит. Дьявол не мог бы причинить нам никакого вреда и мир не мoг бы обольстить нас никакими соблазнами, если бы в нас не было дурных наклонностей, назовем ли их страстями, пороками, грехами, дурными привычками или как-то иначе. В данном случае Евангелие именует их грехами. И Господь должен спасти нас от наших собственных грехов. В древности невозможно было отделить человека от его грехов, они как бы срастались с ним, а иногда, для того чтобы истребить грех, необходимо было физически уничтожать грешников, что и делали, например, израильтяне, входя в землю обетованную, или пророк Давид, захватывая языческие города. Но с тех пор как явился Господь, и самого страшного грешника можно отделить от его собственных грехов, спасти от его грехов, в которых он утопает, словно в каком-то бурном море. А в спасении нуждаются, по словам святителя Игнатия, погибающие. Итак, эта беда, гибель, смерть находится внутри нас самих, и Господь Иисус Христос пришел спасти нас от наших собственных грехов.

«А все сие произошло, да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, что значит: с нами Бог (Ис. 7, 14)» (Мф. 1, 22–23). Непонятно, сказал ли это Ангел во сне Иосифу или евангелист от себя приводит доказательство для читателей. Евангелие от Матфея было адресовано прежде всего евреям, которые знали пророческие книги. Поэтому для них величайшим доказательством было не какое-то убедительное логическое рассуждение, а свидетельство из пророков. Вот апостол Матфей и приводит одно из самых убедительных и вместе с тем непостижимых свидетельств. Однако для иудеев слова эти настолько удивительны и даже неприемлемы, что сейчас они стараются понимать их иначе. Как объяснить выражение «Се, Дева во чреве примет»? Это совершенно невозможно, и если бы иудеи признали точность приведенного текста, то им пришлось бы признать и правильность христианского учения о воплощении Сына Божия, иначе говоря Евангелия. Поэтому они всячески стараются перетолковать это точное пророческое выражение, говоря, что здесь имеется в виду не Дева, а молодая женщина, что не надо воспринимать это в буквальном смысле и так далее.

«Се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, что значит: с нами Бог». Еммануил в переводе и означает «с нами Бог». Не нужно понимать эти евангельские слова примитивно, в том смысле, что Господь должен был получить имя не Иисус, «Бог спасает», а Еммануил, «с нами Бог». Имя Еммануил в кратчайшей форме говорит о таинстве Боговоплощения, о том, что родился Бог, а не просто какой-то необыкновенный пророк, праведник, спаситель еврейского народа, или судия, или реформатор нравственности и религии. Оно говорит о том, что в этом человеческом естестве, словно в некотором храме, или, как выражается о плоти Спасителя Андрей Критский, под прикрытием этой таинственной багряницы находится Само Божество. Когда Господь Иисус Христос пребывает с нами, то с нами пребывает Бог. Вот что означает имя Еммануил, вот для чего оно было предсказано еще пророком. Тем самым он прикровенно говорил об очевидном для нас, христиан, ныне уже совершившемся Боговоплощении. Боговоплощении в точнейшем смысле слова.

Прочитанная нами главка составителем синопсиса названа «Благовестие Иосифу о Боговоплощении», и происходили все эти события в Назарете. Следующая главка называется «Рождество Иисуса Христа», и события, которые там описаны, происходили уже в Вифлееме. Матфей говорит об этом так: «Встав от сна, Иосиф поступил, как повелел ему Ангел Господень, и принял жену свою, и не знал Ее. [Как] наконец Она родила Сына Своего первенца, и он нарек Ему имя: Иисус» (Мф. 1, 24–25). Здесь не рассказывается о странствовании в Вифлеем, по той причине, что евангелист Матфей вообще повествует о рождении Спасителя кратко, даже не упоминая, где это происходило. Впоследствии он будет говорить о пришествии волхвов и тогда скажет о Вифлееме, месте Рождества. Евангелист не называет место, где произошло явление Иосифу во сне Ангела, благовестившего ему о Боговоплощении, однако обратившись к евангелисту Луке, мы узнаем, что это происходило в Назарете, и только потом Иосиф ради переписи вынужден был пойти в Вифлеем. Но сначала мы попробуем кратко объяснить прочитанные два стиха. «Встав от сна, Иосиф поступил, как повелел ему Ангел Господень, и принял жену свою». Я уже говорил, в каком смысле Мария была женой Иосифа. Скорее Она была ему как дочь, о которой он заботился. Другого способа оградить Богомладенца и Саму Деву от опасности в то время не нашлось. Конечно, можно возразить, что Господь был силен оградить Христа Своего каким-то чудесным образом (впоследствии эта мысль понадобится нам для объяснения некоторых событий). Например, зачем нужно было бежать в Египет, когда Ирод захотел убить новорожденного Богомладенца Христа? Чудесным образом Ангелы могли бы сохранить Богомладенца и истребить всех Его врагов. Но тогда Его Божество обнаружилось бы прежде времени и, для того чтобы уверовать в Спасителя, не требовалось бы свободного человеческого произволения. Итак, чтобы тайну Боговоплощения до времени оставить тайной, необходимо было прибегнуть к таким человеческим средствам: сначала к видимости брака, потом к бегству. Спаситель никогда не пользовался Своим могуществом с целью поразить Своих врагов какой-то сверхъестественной силой. Был только один случай, когда Он сделал это, но сделал не для того, чтобы наказать врагов, а скорее для того, чтобы вразумить Своих учеников, дать им понять, что Он добровольно предает Себя на смерть. В Гефсиманском саду, когда пришли Его арестовывать, Он спросил: «Кого вы ищете?» Толпа ответила: «Иисуса Назорея». Он сказал: «Это Я» – и тогда вся толпа отступила назад и упала на землю. Во второй раз этого уже не произошло. Ясно, что здесь нам явилось сверхъестественное могущество Господа Иисуса Христа, до времени скрываемое. Может быть, ученики поняли это лишь впоследствии, когда они вспоминали и рассуждали об этом случае, недаром евангелист Иоанн подробно рассказывает нам о нем (см. Ин. 18, 1–12). Собственно, Господь никогда не пользовался Своим могуществом для того, чтобы нанести вред Своим врагам. Помните, когда Господь Иисус Христос входил в самарянскую весь, то есть селение, самаряне не хотели Его принимать, и апостолы Иаков и Иоанн, возгоревшись человеческой ревностью, желанием защитить своего великого Учителя, сказали: «Господи, хочешь, мы, подобно Илии, скажем, чтобы огонь сошел на них и попалил их?» Тогда Спаситель ответил: «Вы не знаете, какого вы духа. Сын Человеческий пришел не губить людей, а спасать» (см. Лк. 9, 52–56). В таком духе Господь и действовал на протяжении всей Своей земной жизни, в особенности во время проповеди. Так и сейчас, по Рождестве Своем, Он не мог губить даже тех, кто враждебно к Нему относился, и потому ограждал Себя обычными человеческими средствами, в частности бегством. Для того чтобы защитить Богомладенца Христа и Пречистую Его Матерь, Бог не употреблял сверхъестественных средств, потому что это не входило в планы спасения человеческого рода.

«Встав от сна, Иосиф поступил, как повелел ему Ангел Господень, и принял жену свою, и не знал Ее. [Как] наконец Она родила Сына Своего первенца, и он нарек Ему имя: Иисус». Из этих слов Евангелия некоторые делают вывод о том, что Иосиф «не знал Ее» до тех пор, пока Она не «родила Сына Своего первенца». Но толкователи дают этому простое объяснение: не знать до какого-то момента не значит, что после может произойти перемена. Например, Спаситель говорит после Воскресения Своим ученикам: «Я буду с вами во все дни до скончания века» (см. Мф. 28, 20). Это не означает, что после скончания века Он расстанется с ними. Почему евангелист передает слова Спасителя так? Потому что в будущем веке ученики уже не будут нуждаться в таком утверждении, но обретут твердую уверенность в том, что Спаситель с ними. Во время суетной и многострадальной жизни можно сомневаться, что Господь всегда будет с ними, при всех опасностях, трудностях, скорбях, переменчивых обстоятельствах, поэтому в данный момент ученики нуждаются в уверении, в том, чтобы иметь надежду на всегдашнее пребывание с Господом. И в тех евангельских словах, которые мы рассматриваем, употребляется подобный оборот речи. Тот же евангелист Матфей, передающий слова Спасителя по Воскресении, и здесь говорит, что Иосиф «не знал Ее, пока Она не родила Сына». Очень важно, чтобы мы не сомневались, что Пресвятая Дева родила сверхъестественно. И евангелист еще и еще раз подчеркивает: «Не знал Ее, пока не родила Сына Своего первенца», чтобы у нас не возникло предположение, что все произошло обычным порядком; чтобы мы не думали, что после этого у Нее могли быть дети. Если родившийся назван первенцем, это еще не значит, что после него были другие дети, сыновья или дочери, но это значит, что до него их точно не было. Вот в каком смысле нужно понимать слова евангелиста, подтверждающие целомудрие Божией Матери, сверхъестественное зачатие и все чудесное, что было связано с Рождеством.

Для того чтобы был понятен ход событий, необходимо совмещать повествования евангелистов Матфея и Луки. Евангелист Марк вообще опускает повествование о Рождестве, а евангелист Иоанн говорит о нем исключительно с богословской точки зрения: «Слово плоть бысть» (Ин. 1, 14), умалчивая о конкретных обстоятельствах. Поэтому совмещение повествований именно Матфея и Луки и создает общую картину того, как происходило Рождество, в какой последовательности развивались события. Евангелист Лука говорит о Рождестве Спасителя так: «В те дни вышло от кесаря Августа повеление сделать перепись по всей земле» (Лк. 2, 1). Здесь о кесаре Августе сказано кратко. Но, чтобы те, кто не знает истории, имели о нем представление, я поясню. После смерти Юлия Цезаря была длительная гражданская война. Республиканцы, противники монархии, которую фактически установил Юлий Цезарь, и прочие заговорщики убили его и подняли мятеж с целью восстановить республиканский строй правления. Сторонники монархии, как всегда бывает в таких случаях, сначала объединились, победили своих противников, республиканцев, а потом стали выяснять между собой, кто из них более привержен к Юлию Цезарю. Но кесарь Август, или Гай Октавиан Август, в каком-то отношении оказался, может быть, даже наиболее благородным и ответственным государственным деятелем. Все беспрестанно воевали друг с другом, пока не остались Антоний и Август. В конце концов Август победил Антония, и после продолжительного периода гражданских войн между разными диктаторами, между сторонниками и противниками монархической власти в империи водворился мир. У римлян было особое капище, двери которого открывали, когда шла война, а закрывали в мирное время. Прежде эти двери никогда не закрывались, и только Август их закрыл – в ознаменование того, что империи дан мир. Вспомните слова апостола Павла: «Когда рекут вам: мир и утверждение, то внезапно постигнет их пагуба» (см. 1 Фес. 5, 3). Это как раз связано с политикой римского государства. Римляне, с тех пор как у них утвердились империя и монархия, всегда говорили, что они за мир. Как у нас при советской власти, так и у них, все время была борьба за мир. Но при этом постоянно проходили какие-то войны, которые были как будто не агрессивные. И когда воцарился мир, государство стало нуждаться в деньгах. Понятно, что на войны ушло очень много денег. Страны, где люди занимались сельским хозяйством, составлявшим в то время основу экономики, естественно, были разорены. С кого-то нужно было брать деньги. Значит, возникала необходимость провести перепись. У римлян существовал обычай брать подать с каждого гражданина или, точнее, с каждого подданного (в то время жители покоренных провинций еще не имели гражданства, но тем не менее подать с них тоже брали). С этой простой целью и нужно было всех сосчитать. Если у евреев подать взималась только с мужчин, то у римлян – и с мужчин, и с женщин. Так как было трудно переписать всех, перепись длилась десятки лет, и притом проводилась не раз.

Итак, при кесаре Августе были разосланы приказания, и начали переписывать. Но как это делалось? В то время люди носили только имена, фамилий не было. Поэтому, для того чтобы записаться, каждый вынужден был вернуться на свою родину, на то место, где знали, что этот человек оттуда происходит. По крайней мере так сделали в Иудее, где были стойкие родовые обычаи. Иосифу пришлось вернуться в Вифлеем, потому что, по свидетельству Евангелия, «он был из дома и рода Давидова» (Лк. 2, 4), а Давид, как известно, происходил из Вифлеема. Таким образом, кесарь Август, сам того не ведая, создал все условия для исполнения пророчества. Иосиф же, подчинившись приказанию императора, который был совершенно чужд истинного боговедения, исполнил пророчество о том, что Мессия, Христос, должен родиться в Вифлееме.

В наше время многие неразумные ревнители Православия имеют прямо противоположное отношение к переписи и вообще ко всем проявлениям лояльности по отношению к государству. Между прочим, можно предположить, что во время этой переписи был записан и Богомладенец Христос, хотя мы не знаем, была ли произведена перепись до того, как Он родился, или после. Я все-таки думаю, что после. Когда Божия Матерь и Иосиф пришли в Вифлеем, они не имели пристанища и сразу должны были пойти в пещеру. Ясно, что они еще не переписывались. Когда женщине нужно рожать, уже не до переписи. Если им пришлось срочно искать убежище, значит, все это происходило очень быстро. А потом, когда все уже миновало, можно было совершить этот акт гражданской лояльности.

Впоследствии, спустя несколько десятилетий, проводились переписи и при других государях. Именно тогда появился Иуда Галилеянин, имя которого упоминает в Деяниях апостольских евангелист Лука. Он поднял восстание против переписи: созвал последователей, его воины нападали на римские отряды. Но, конечно, могущество римского государства было так велико, что Иуду и его сторонников уничтожили. Однако его последователи, так называемые зилоты, или кинжальщики, в последующие времена постоянно делали попытки противостоять римской власти. Они всегда носили под плащом кинжал и считали своим долгом при каждом удобном случае вонзить его в римского солдата, если это могло обойтись без всяких последствий для них. В конечном счете такое отношение иудеев к римской власти привело к восстанию, окончившемуся разрушением Иерусалима в 70 году. К тому восстанию, которое предсказывал Спаситель, говоря, что «камня на камне не останется» (см. Мф. 24, 2; Мк. 13, 2; Лк. 19, 44; Лк. 21, 6). Спустя пятьдесят лет, приблизительно в 120 году, восстание повторилось, и тогда уже от Иерусалима не осталось вообще ничего. После первого восстания был разрушен только храм. Но после второго Иерусалим был вспахан и засеян солью, а на местах христианских и иудейских святынь построены языческие здания. Иерусалим превратился в типичный небольшой античный город, который получил название Элия Капитолина. Наиболее благоразумные из иудеев, но не принимавшие Христа, считали сопротивление римской власти бесполезным. Они рассказывали про одного знаменитого раввина. Он хотел выйти из Иерусалима во время осады. Но восставшие никого не выпускали, тем самым сделав людей, нейтрально относившихся к римской власти, заложниками. В конечном счете многие были истреблены или погибли от голода. А этот раввин пошел на такую хитрость (конечно, мы отвлеклись, но ради того, что случай любопытен, расскажу): он притворился умершим, его положили на носилки, окутали, как положено, и вынесли за городские ворота «хоронить». Таким образом он и его ученики вышли из Иерусалима. Вот на какие хитрости приходилось идти, чтобы избавиться от фанатичности безумцев, которые погубили свой город, государство и были рассеяны по всему миру. Только спустя почти 2000 лет, в конце XIX – начале XX веков, их потомки вернулись на исконные земли и смогли возродить свое государство, хотя совсем в другом виде.

Не дай Бог и нам проявить такое неразумие. Тогда мы уподобимся отнюдь не ревнителям христианства, не Иосифу Обручнику, а, скорее, этим безумным фанатичным иудеям, которые совершенно безосновательно уповали на то, что Бог им поможет. А закончилось все ужасным кровопролитием.

«В те дни вышло от кесаря Августа повеление сделать перепись по всей земле» (Лк. 2, 1). Здесь подразумеваются территории, подвластные римскому императору. В их число входили Египет, Северная Африка, Италия, территория современной Франции, Испания, Великобритания, Южная Германия, Австрия, Румыния, Крым, Греция, Малая Азия. Территории огромные. Поэтому евангелист и употребляет такое выражение: «перепись по всей земле». Надо иметь в виду, что апостол Лука был человеком образованным, по происхождению язычником, и потому он ощущал себя римским гражданином. А римские граждане свою империю, может быть, горделиво называли вселенной. Все остальные, кто жил за пределами империи, для них были варварами, людьми чуждых культур. Значит, такое выражение, которое мы находим у евангелиста Луки, естественно для человека эллинской культуры. Перепись была сделана «по всей земле», хотя ее не было в Аравии, Индии, Персии.

«Эта перепись была первой в правление Квириния Сириею. И пошли все записываться, каждый в свой город». (Лк. 2, 2–3). Здесь упоминаются конкретные исторические лица. У историков до определенного времени было сомнение в подлинности этого евангельского повествования, пока не обнаружили разные документы и надписи на памятниках, подтверждавшие его верность. Кто хочет подробно ознакомиться с доказательством того, что переписи было две (одна из них та самая, о которой пишет евангелист Лука, а другая была гораздо позже) и что сам Квириний управлял Сирией два раза (а Палестина входила в эту провинцию, Сирию), тот пусть почитает книгу А. П. Лопухина «Библейская история». В конце третьего ее тома есть приложение, где очень убедительно объясняется и доказывается подлинность этого евангельского исторического указания.

«И пошли все записываться, каждый в свой город» (Лк. 2, 3). По какой причине, я уже объяснил. Другого способа идентификации, как бы сейчас сказали, в то время просто не существовало. Сейчас у нас есть имена, фамилии, адреса, налоговые номера, а в то время человека отличали лишь по имени и в лучшем случае по городу, из которого он происходил. Я думаю, что и названия улиц тогда едва ли существовали. Может быть, только знаменитые улицы называли примерно так: улица, которая прилегает к храму, или улица, которая далеко от храма.

«Пошел также и Иосиф из Галилеи, из города Назарета, в Иудею, в город Давидов, называемый Вифлеем, потому что он был из дома и рода Давидова, записаться с Мариею, обрученною ему женою, которая была беременна. Когда же они были там, наступило время родить Ей; и родила Сына Своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице» (Лк. 2, 4–7). Хотя зачатие и было сверхъестественным, но время родить наступило тогда, когда оно обычно и наступает у женщин. Итак, когда пришло «время родить Ей», им не нашлось места в гостинице. Видимо, они пришли ночью. А может быть, по причине множества народа и срочности дела они вынуждены были приютиться в пещере. Это также совершилось промыслительно, для того чтобы не было свидетелей сверхъестественного рождения Спасителя. Здесь есть краткое указание, заметное для внимательного читателя, которое показывает, что и само Рождество было чудесным: «и родила Сына Своего Первенца, и спеленала Его». Конечно, женщина, только что испытавшая муки родов, едва ли способна спеленать ребенка. Кроме того, она нуждается в посторонней помощи. Ничего подобного мы здесь не видим, и отсюда становится ясно, что само Рождество было чудесным. Как говорит Иоанн Дамаскин, Господь прошел через врата, не нарушив печать, и Дева как до Рождества, так и по Рождестве сохранилась Девой. Поэтому мы называем Ее Приснодевой, что означает «всегда Дева». И евангелист Лука говорит: «родила Сына Своего Первенца», показывая тем самым, что Пресвятая Дева была целомудренна, воистину была Девой всегда.

«Спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице» (Лк. 2, 7). Ясли – это кормушка для скота. Здесь можно усмотреть символическое указание на то, что ныне совершается в Церкви Христовой. Господь возлег в ясли для скота, чтобы стать пищей для словесных овец, причащающихся Тела и Крови Христовых.

Следующая глава составителем синопсиса названа «Благовестие пастухам. Окрестности Вифлеема». «В той стране были на поле пастухи, которые содержали ночную стражу у стада своего» (Лк. 2, 8). Может быть, речь идет о тех самых пастухах, которые невольно предоставили пещеру Пресвятой Богородице, Иосифу и новорожденному Богомладенцу Христу. Эта пещера служила укрытием для скота, что видно из того, что там были ясли. Поэтому пастухи, наверное, и сподобились первыми узнать о Рождении Мессии.

«Вдруг предстал им Ангел Господень, и слава Господня осияла их; и убоялись страхом великим» (Лк. 2, 9). Ангел предстал им в сиянии Божественного света, в величии и славе, так что они не только увидели сияние славы глазами, но и в души их проник благоговейный страх.

«И сказал им Ангел: не бойтесь; я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь» (Лк. 2, 10–11). В древности было распространено такое поверие: кто увидит Ангела, тот обязательно вскоре умрет, потому что человек не может видеть сверхъестественную славу. Возможно, поэтому Ангел должен был сказать пастухам некоторые успокоительные слова: «Не бойтесь!» Весть о рождении Спасителя была, конечно же, великой радостью для всякого человека, осознавшего, что без сверхъестественной помощи он не может жить праведно, согласно воле Божией. К тому времени, как свидетельствуют некоторые историки, и иудейский народ, и многие народы античного мира, Римской империи, осознали свою несостоятельность, беспомощность в поисках истины. Ибо без Бога невозможно ни познать истину, ни даже следовать каким-то принципам праведной жизни, если они известны. Это всеобщее разочарование в себе являлось господствующим настроением человечества, которое таким образом было подготовлено к принятию Мессии. Человечество смирилось, познав собственную немощь, в лице, конечно, лучших своих представителей. Лучших не потому, что они занимали почетные должности или были прославляемы окружающими, а потому, что были людьми искренними, хотя чаще всего безвестными. И когда наступило такое время, что не только отдельные люди, но и целые народы стали способны принять нечто новое, тогда и была возвещена великая радость, «которая будет всем людям». Мы знаем, что не все люди приняли Христа, но эта радость была возвещена всем. И даже те, кто не принял Христа или принял Его лицемерно, тем не менее, под действием Евангельской проповеди стали жить гораздо более нравственно, потому что распространялась проповедь о любви к ближним, о равноправии всех перед Богом. Христианские принципы распространялись на все институты человеческого общества, и, таким образом, даже не принявшие истинной веры оказались все же под ее влиянием, человеческое общество преобразилось, и жить на земле стало гораздо легче. Сейчас нам трудно это понять, но, для того чтобы внести большую ясность, необходимо представить себе, какова была в то время мораль народов нехристианских. Жестокость их ничем не удерживалась, доходила до совершенной бесчеловечности, как например у мусульманских народов или у японцев, китайцев. Их взаимоотношения, их понятия о человеколюбии и ненависти не могут нас не поразить. Опишу случай, бывший с Конфуцием, которого считают великим реформатором всех сторон внутренней и общественной жизни китайцев. Китай тогда был раздроблен на многие княжества. Номинально они признавали власть над собой общего китайского правителя, но в действительности являлись маленькими самостоятельными государствами, так что император фактической полной власти над ними не имел. Конфуций некоторое время был чиновником у одного князя. Случилось, что между князем, которому служил Конфуций, и князем соседнего княжества велись переговоры. Князья, а вместе с ними и Конфуций, сидели вместе в беседке, ели и пили, музыканты их развлекали. И музыканты позволили себе некую вольность в отношении того правителя, которому служил Конфуций, и последний, будучи ревнителем правил и ритуалов, настоял, чтобы их всех немедленно казнили. Между тем тот самый Конфуций в своем учении говорил о некотором принципе, который в переводе на русский язык звучит как человеколюбие: правители должны иметь человеколюбие и тому подобное. Так что человеколюбие, проповедуемое Конфуцием, совсем не то, о каком проповедует Евангелие. И нужно это понимать.

Когда мы читаем книги восточных писателей, то свой образ мыслей, свои представления о тех или иных предметах невольно переносим на их учение, придавая ему привычный нам смысл. Необходимо иметь в виду, что мы читаем переводы (из нас мало кто знает китайский язык и имеет возможность читать тексты в оригинале). Переводчик подбирает те или иные слова, хотя на самом деле в языке оригинала вообще нет соответствующих понятий. Например, как рассказывала одна переводчица, на китайский язык невозможно перевести богословский термин «Троица», и поэтому приходится использовать совершенно нелепое словосочетание, которое я даже не хочу произносить: для нас это прозвучит кощунственно.

Так происходит, что культуре нехристианских народов мы придаем христианский смысл. Нам кажется, что везде говорят о любви, но что эти народы понимают под любовью? Не нужно обольщаться тем, будто есть общечеловеческие нравственные принципы. Никаких общечеловеческих принципов нет. Есть принципы, присущие культуре или религии индийской, китайской, христианской и так далее.

Мы сказали, что языческий мир, приобщившийся к христианству, даже если и не глубоко принял его, тем не менее почувствовал пользу от проповеди Евангелия. Разные народы, соприкоснувшись с христианством, начинали приспосабливать свою религию к его возвышенным понятиям. Многие не хотят осознать и признать того, что такие древние, ведущие свое происхождение из мифической древности религии, как йога или буддизм, ради того чтобы выдерживать конкуренцию с христианством, были вынуждены изменять некоторые свои воззрения, подгоняя их под возвышенные нравственные христианские принципы. Например, учение о милосердии подгонялось к христианскому представлению о нем. И в этом смысле христианство благотворно повлияло даже на те народы, которые не приняли его. Потому можно сказать, что слова Ангелов о «радости, которая будет всем людям» действительно сбылись в полном смысле.

«И вот вам знак: вы найдете Младенца в пеленах, лежащего в яслях» (Лк. 2, 12). Действительно, знак совершенно необыкновенный. Ведь женщина всегда заботится о том, чтобы рождение ребенка происходило в благоприятных условиях: в чистом месте, в присутствии повивальных бабок или, как их теперь называют, акушерок. И вдруг такой необычный признак: увидеть Младенца, лежащего в яслях. Благодаря этому признаку перепутать Богомладенца Христа с кем-либо было невозможно, потому что ничего подобного, конечно, никогда, и в особенности в тот момент, в Вифлееме не происходило. Из этого можно сделать следующий вывод: все происходило настолько быстро, что нельзя было ничего предпринять и как-то приготовиться, святое семейство успело лишь зайти в пещеру.

Это, между прочим, свидетельствует и о законопослушании Иосифа. Иосиф не сказал: «Моя жена должна рожать, неужели я сейчас пойду на перепись?» Конечно, можно сказать, что он боялся ослушаться властей. Но в том, что он пошел на перепись из страха, выразилось его благоразумие, в отличие от некоторых наших современных «ревнителей» Православия, готовых подвергнуть разным ненужным бедам не только себя и своих близких, но еще многих и многих совершенно беззащитных людей, например беспомощных пенсионеров, которых они лишают пенсии, возможности продать или купить имущество, запрещая им принимать идентификационный номер, и так далее.

Вернемся к словам Ангела: «Ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь». Христос – слово греческое и значит то же самое, что по-еврейски Мессия (или, в еврейском произношении, Машиах), то есть «Помазанник». До сих пор евреи в основной своей массе считают, что Мессия еще не пришел. Мы же верим, что Он и есть Тот Самый родившийся в Вифлееме Иисус. Евреи слово «Мессия» понимают в узком смысле: это тот, кто помазан царствовать над Израилем. Преподобный Иоанн Дамаскин говорит гораздо более возвышенно: истинный Мессия есть Тот, Чье человечество помазано Его собственным Божеством; все же остальные помазанники были лишь провозвестниками подлинного мессианства. Как на тех, кто помазывался на царство или на священство, изливался елей, так на человеческое естество Господа Иисуса Христа излилось Его Божество и помазало Его неотъемлемым Божественным помазанием, которое никто никогда отнять у Него не может.

«И внезапно явилось с Ангелом многочисленное воинство небесное, славящее Бога» (Лк. 2, 13). Пастухи вдруг вместо одного Ангела увидели множество воинов, названных здесь “воинством небесным”, облеченных, видимо, в какую-то воинскую одежду, так что для созерцателя этого видения было ясно, что родился Царь, Которого прославляют Его воины, как это обычно бывает у земных царей. Хотя родившийся Царь в уничиженном виде пребывал в убогой пещере и спеленутым лежал в кормушке для скота. «Славящее Бога и взывающее: слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!» (Лк. 2, 13–14). Здесь пунктуация обычная. Святитель же Григорий Палама говорит, что эти слова правильно произносятся так: «Слава в вышних Богу и на земле, мир в человеках благоволения!» Как бы то ни было, смысл примерно одинаковый.

«Слава в вышних Богу» – Ангелы прославляют Бога в “вышних”, в областях, недоступных человеческому разуму. Но и когда люди славят Бога, их молитвы также возносятся к Престолу Божиему.

«И на земле мир» – говорится не о том, что между народами прекратились войны и водворилось спокойствие, а о том, что проповедан Божественный сверхъестественный мир и отныне всякий может его воспринять. Думаю, многие христиане, и вы в том числе, в какие-то моменты, например, во время молитвы, после причащения Святых Христовых Таин, ощущаете в душе необыкновенное, ни с чем не сравнимое чувство Божественного мира. Человек, испытавший этот мир, никогда ни на что его не променяет.

Если же мы примем толкование святителя Григория Паламы, то для нас более полно раскроется содержание Ангельского славословия. «Слава в вышних Богу и на земле, мир в человеках благоволения!» Таким образом, те люди, которые имеют благоволение, – те испытывают в себе этот сверхъестественный, неописуемый, непостижимый Божественный мир. Непостижимый разумом и неописуемый словами, но опытно переживаемый и в этом смысле, безусловно, постигаемый.

Поклонение пастухов. Вифлеем. «Когда Ангелы отошли от них на небо, пастухи сказали друг другу: пойдем в Вифлеем и посмотрим, чтό там случилось, о чем возвестил нам Господь» (Лк. 2, 15). Неизвестно, сколько длилось это видение. Можно предположить, что некоторое время после него пастухи приходили в себя. В то же время они не могли медлить, поскольку нетерпение заставляло их быстрее увидеть то, о чем возвестили им Ангелы. Пастухи понимали, что Ангелы сказали не сами от себя, но по повелению Божиему. И они, оставив свое стадо, поспешили в эту пещеру. Мы не знаем, хорошо ли она была им знакома и сразу ли они ее нашли или же им пришлось осмотреть несколько пещер.

«И, поспешив, пришли и нашли Марию и Иосифа, и Младенца, лежащего в яслях. Увидев же, рассказали о том, чтό было возвещено им о Младенце Сем» (Лк. 2, 16–17). А возвещено им было то, что Младенец – это Христос Господь, Спаситель. Возвещено было, что отныне на земле – мир, в людях – благоволение. В человеке пробуждается добрая воля, и он становится способным к деланию добрых дел, каких раньше, без помощи свыше, не мог делать по своей немощи. Обо всем этом пастухи возвестили Иосифу и Марии.

«И все слышавшие дивились тому, чтό рассказывали им пастухи» (Лк. 2, 18) – вероятно, кроме Марии и Иосифа в пещере были уже и еще какие-то люди. Ведь едва ли можно сказать о Марии и Иосифе «все слышавшие». Значит, следует предположить, что был еще кто-то. Возможно, как говорит Предание, к тому времени пришли повивальные бабки, хотя участия в родах они принять не успели.

Далее следует некоторая оговорка: «А Мария сохраняла все слова сии, слагая в сердце Своем» (Лк. 2, 19). Все слышавшие дивились словам, а Мария их сохраняла. Отсюда можно сделать вывод, что Она духом Своим постигала все величие таинства Боговоплощения, Рождества Христова, и потому не дивилась. Однако Мария слагала все слова в сердце Своем, как дорогие для Нее, как подтверждающие то, что Она переживала. Она никому не могла возвестить об открытой для Нее истине, потому что понимала, что объяснить ее обычному человеку невозможно. Мария не знала, кто из людей способен эту истину воспринять. Поэтому Она с радостью слагала слова пастухов в Своем сердце, как некое утешение. Утешительно было для Нее, что хоть что-то люди понимают, что хоть о чем-то им возвещено и хоть что-то они приняли из этого необыкновенного Божественного действа. «И все слышавшие дивились тому, чтό рассказывали им пастухи. А Мария сохраняла все слова сии, слагая в сердце Своем. И возвратились пастухи, славя и хваля Бога за все то, чтό слышали и видели, как им сказано было» (Лк. 2, 18–20). После явления Ангелов пастухи, увидев это необыкновенное, странное знамение – Младенца, лежащего в яслях, удостоверились в подлинности бывшего им откровения.

Обрезание Господне и наречение имении Иисус. Вифлеем. «По прошествии восьми дней, когда надлежало обрезать Младенца, дали Ему имя Иисус, нареченное Ангелом прежде зачатия Его во чреве» (Лк. 2, 21). Вы знаете, что существует праздник Обрезания Господня. Событие это мы вспоминаем особо для того, чтобы глубже осознать, что Господь имел подлинную плоть. Такую плоть, которая претерпела и обряд обрезания. Родившийся Спаситель был такой же Младенец, как и все еврейские младенцы, которых обрезывали в восьмой день. И, по обычаю, именно в это время Ему дано было имя Иисус, что, может быть, имеет какое-то таинственное значение. Когда мы отрекаемся от собственной плоти, подобно тому как обрезывается плоть младенца, тогда мы получаем свое подлинное имя, то есть становимся самими собой. А пока мы живем по плоти, для нас это невозможно.

«По прошествии восьми дней, когда надлежало обрезать Младенца, дали Ему имя Иисус, нареченное Ангелом прежде зачатия Его во чреве». Здесь евангелист Лука напоминает о Благовещении, о том, что Архангел Гавриил возвестил об имени Иисус Пресвятой Деве еще до зачатия. Но Она не смела об этом имени сказать, пока Ангел не открыл его во сне Иосифу.

Сретение Господне. Пророчества Симеона и Анны. Иерусалим. «А когда исполнились дни очищения их по закону Моисееву, принесли Его в Иерусалим, чтобы представить пред Господа, как предписано в законе Господнем, чтобы всякий младенец мужеского пола, разверзающий ложесна, был посвящен Господу, и чтобы принести в жертву, по реченному в законе Господнем, две горлицы или двух птенцов голубиных» (Лк. 2, 22–24). Здесь сказано: «как предписано в законе Господнем, чтобы всякий младенец мужеского пола, разверзающий ложесна, был посвящен Господу». Простите за возможную неделикатность, но толкования вы читаете, и потому вам должно быть известно, что, как говорят толкователи, слова эти в точном смысле относятся лишь к Господу Иисусу Христу, потому что ложесна женщине разверзает муж. И только Господь Иисус Христос разверз ложесна Пресвятой Деве. Он – Тот подлинный и единственный Первенец, Который должен быть посвящен Господу. Ради Него и был установлен этот обряд. Все, предписанное в нем, исполнилось тогда, когда пришел Спаситель. Тот, Кто родился от Бога, Кто является новым Адамом, воплотившимся Сыном Божиим, конечно же, должен быть посвящен Богу.

«Тогда был в Иерусалиме человек, именем Симеон. Он был муж праведный и благочестивый, чающий утешения Израилева; и Дух Святый был на нем» (Лк. 2, 25). Мы знаем из Предания, что Симеон жил очень много лет. Он был одним из семидесяти участников перевода Библии на греческий язык. Когда Симеон усомнился в том, что Дева может родить, тогда ему было сказано, что он не умрет, пока не увидит родившегося Мессию. Есть мнение, что он был священником, но по причине старости уже не мог совершать свои обычные священнодействия. Но однажды по откровению он пришел в храм. «Он был муж праведный и благочестивый, чающий утешения Израилева; и Дух Святый был на нем». Симеон не просто отличался каким-то внешним благочестием, но на нем был Святой Дух, то есть он был человек благодатный. Человек, обладавший пророческим даром, как мы далее увидим. «Ему было предсказано Духом Святым» (Лк. 2, 26). Это значит, что он был пророком, потому что истинный пророк не своей силою и не благодаря какой-то способности, развитой до сверхъестественного уровня, созерцает будущее, но через откровение от Бога.

«Ему было предсказано Духом Святым, что он не увидит смерти, доколе не увидит Христа Господня. И пришел он по вдохновению в храм» (Лк. 2, 26–27). Симеон пришел не случайно, но ему было внушено, что нужно идти в храм. Может быть, в тот момент он не знал, для чего, но все же последовал этому вдохновению, или внутреннему чувству, влечению.

«И, когда родители принесли Младенца Иисуса, чтобы совершить над Ним законный обряд, он взял Его на руки, благословил Бога и сказал» (Лк. 2, 27–28). В этом Младенце, не прельстившись Его немощью, Его человеческой ограниченностью, Симеон увидел безграничного, всемогущего и всеблагого Бога.

«Он взял Его на руки, благословил Бога и сказал: Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко» (Лк. 2, 28–29). К кому Симеон обращался? На первый взгляд кажется, что он обращался к Богу, благодаря Его за то, что держит на руках Мессию. Но я думаю, что человек, который обладал даром духовного прозрения, о котором в Евангелии сказано, что на нем был Дух Святой, безусловно, видел в этом Младенце Сына Божия и Бога и потому обращался именно к Нему.

«Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко, по слову Твоему, с миром, ибо видели очи мои спасение Твое, которое Ты уготовал пред лицем всех народов, свет к просвещению язычников и славу народа Твоего Израиля» (Лк. 2, 29–32). Из самого содержания речи Симеона, называемой теперь «Песнью праведного Симеона Богоприимца», видно, что он осознавал, что обращается именно к Богу, прикрытому младенческой плотью. «Ибо видели очи мои спасение Твое». Как это понимать? Неужели он обращается к Богу, благодаря Его за то, что пришел Мессия как человек, и только? Понятно, что прославление, выражающееся в словах «Ты уготовал спасение пред лицем всех народов, свет к просвещению язычников и славу народа Твоего Израиля», относится к Самому Богомладенцу, Господу Иисусу Христу, потому что впоследствии Он все это и совершил.

«Иосиф же и Матерь Его дивились сказанному о Нем» (Лк. 2, 33). Я думаю, что здесь слово «дивились» обобщает поведение Иосифа и Богоматери. Она дивилась, может быть, потому, что, как выяснялось, не Она одна знает, Кто Такой Богомладенец Христос. А Иосиф удивлялся потому, что, как человек, он не до конца понимал славу своего названого Сына. Из других евангельских повествований мы видим, что иногда Божией Матери приписывалось негативное поведение постольку, поскольку Она находилась с некоторыми людьми. Однажды вместе с Ней пришли к Спасителю Его братья и стали просить, чтобы Он вышел к ним (см. Мф. 12, 46–50; Мк. 3, 31–35; Лк. 8, 19–21). Получается, будто и Божия Матерь просила об этом. Но Она опять же не могла им объяснить, не могла сказать: Господу Иисусу Христу подобает отнюдь не такое отношение, какое вы к Нему проявляете. Он не тот, за кого вы Его принимаете, Он не просто ваш названый, или сводный брат, а Сын Божий. И поэтому Она, как и во многих других случаях, вынуждена была молчать. Здесь также Ей приписывается удивление постольку, поскольку Она была с Иосифом. Если даже Божия Матерь и удивлялась, то удивлялась тому, что и Симеону Богоприимцу, как мы его называем, было нечто открыто. Но услышанное Ею о Богомладенце Христе отнюдь не являлось для Нее чем-то новым.

«Иосиф же и Матерь Его дивились сказанному о Нем. И благословил их Симеон и сказал Марии, Матери Его: се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий, – и Тебе Самой оружие пройдет душу, – да откроются помышления многих сердец» (Лк. 2, 33–35). Здесь содержится пророчество о том, что произойдет в ближайшее время в израильском народе, и, как говорят некоторые толкователи, о том, что должна претерпеть Сама Божия Матерь: «и Тебе Самой оружие пройдет душу». Считается, что страдания, изображенные здесь в символической форме, Она испытала тогда, когда стояла у Креста Христова. Пророческий дар нужно отличать от других духовных дарований. Апостол Павел говорит о весьма многих духовных дарованиях, и пророческий, по его мнению, один из высших, но наивысшим считается любовь (см. 1 Кор. 13, 1–8, 13). Поэтому мы можем сказать о Божией Матери, что Она имела возвышеннейшие духовные дарования, но будущее не было Ей полностью открыто. Она понимала, Кто Такой Богомладенец Христос. Она понимала, что это действительно Богомладенец, воплотившийся Сын Божий. Когда Пресвятую Деву осенил Святой Дух, Она стала обладать полнотой ведения относительно Боговоплощения. Но отсюда не следует, что Она знала, что ждет Ее Саму в будущем и как будет проходить проповедь Спасителя. Ей могло быть и неизвестно, что израильский народ Его не примет и прочее подобное. А Симеону это было открыто, и он возвестил о том Божией Матери, как говорит Евангелие. Между прочим, можно вспомнить и Благовещение. Мы видим, что тогда Пресвятая Дева также пребывала в некотором недоумении. Ангел хотя говорил с Ней как с человеком, знающим некоторые духовные тайны, истины духовной жизни, однако же должен был объяснять вещи, в тот момент Ей непонятные. Но это не значит, что Ангел, поскольку он знал об имеющем совершиться непорочном зачатии, выше Пресвятой Девы. И если Симеон Богоприимец знал будущее, тогда как Она, не обладая пророческим даром, не знала, то это не значит, что он выше Пресвятой Девы.

«Тут была также Анна пророчица, дочь Фануилова, от колена Асирова, достигшая глубокой старости, прожив с мужем от девства своего семь лет, вдова лет восьмидесяти четырех, которая не отходила от храма, постом и молитвою служа Богу день и ночь. И она в то время, подойдя, славила Господа и говорила о Нем всем, ожидавшим избавления в Иерусалиме» (Лк. 2, 36–38). Анне пророчице ставится в заслугу то, что она была с мужем всего «семь лет от девства своего». Она, конечно же, могла выйти замуж, как в то время старались делать все женщины, но она решила посвятить себя Богу. Анна не просто сохраняла целомудрие, но и «не отходила от храма, постом и молитвою служа Богу день и ночь», то есть, как бы мы сейчас сказали, непрестанно молилась. Какими словами она молилась, мы не знаем. Видимо, днем она находилась в храме, а когда не было богослужений, возможно, молилась в каком-то другом месте. Таким образом, служа Богу день и ночь не только своим воздержанием, целомудрием, но и постом, молитвою, Анна сподобилась пророческого дара.

«И она в то время, подойдя, славила Господа и говорила о Нем всем, ожидавшим избавления в Иерусалиме». Анне, как достойной, тоже было открыто, Кого Пресвятая Дева и Иосиф Обручник принесли в храм Господень. Поклонение волхвов. Вифлеем. «Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят: где родившийся Царь Иудейский? ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему» (Мф. 2, 1–2). Кто такие волхвы? По-гречески они называются «маги». Это восточные мудрецы, занятия которых, с христианской точки зрения, безусловно, предосудительны. Они занимались магией, а именно астрологией, как сейчас говорят, или какими-то другими видами гаданий. Конечно же, волхвы были язычниками и, возможно, имели лишь смутное представление о правильном почитании Бога. Есть мнение, что они были потомками тех мудрецов, которые некогда находились под руководством Даниила (Навуходоносор поставил Даниила руководителем всех халдейских мудрецов (см. Дан. 2, 48)). И волхвы, как будто унаследовавшие от него Предание о том, что должен родиться Христос, Царь Израилев, Который спасет весь мир, ожидали Его. При этом они, как люди, не знавшие истины, путавшие подлинное Предание со своим ложным учением, считали, что с появлением человека появится звезда. Сейчас мы знаем из астрономии, что, во-первых, в бесконечном пространстве движутся звезды гигантского размера и что, конечно же, с рождением человека не может появиться такое огромное светило. Иначе небо превратилось бы в одно сплошное сияние и ночью было бы светлее, чем днем. Во-вторых, нам известно, прежде всего из Откровения, из книги Бытия, что все светила были сотворены сразу. Волхвы же, имевшие скудное представление о строении вселенной, я думаю, даже фантастическое, и вдобавок не знавшие учения о сотворении мира, придерживались такого мнения, что с рождением человека появляется звезда. И вот Господь, снисходя к их заблуждению и желая через ту истину, если так можно выразиться, которую они исповедовали, их просветить, явил мнимую звезду. Она очень быстро в противоположном направлении двигалась по небосклону, в конце концов пришла к Иерусалиму и над ним где-то пропала, так что волхвы стали спрашивать: «Где рождается Царь Иудейский?» Все это было промыслительно. Правда, некоторые астрономы считают, что в то время было такое астрономическое явление: несколько планет при наблюдении за ними сливались воедино и потому могли давать усиленное сияние, принятое волхвами за звезду. Но в то же время Евангелие, и я склоняюсь к этой точке зрения, говорит нам о движении звезды, о ее исчезновении и новом появлении. Она двигалась перед волхвами, вела их к Вифлеему и, более того, остановилась над домом, где находился Богомладенец Иисус. Представьте себе, что звезда светит над городом. Если бы даже она была самая яркая, например комета, неужели она укажет нам на конкретное жилище? Понятно, что это было некоторое сверхъестественное явление, принявшее вид звезды ради немощи и заблуждения волхвов, имевших, однако, искреннее намерение. И эта мнимая звезда, Ангельская сила, как говорит Иоанн Златоуст, привела их к Иерусалиму.

«Пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят: где родившийся Царь Иудейский? ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему». Чтобы не забыть, забегая вперед, скажу о том, что звезда явилась им заблаговременно, видимо до Рождества Христова. А может быть, волхвы пришли спустя некоторое время после Рождества, когда Иосиф и Дева Мария с Богомладенцем Христом еще пребывали в Вифлееме (возможно, они прожили там год или два). Таким образом, существует два варианта толкования: либо звезда явилась заблаговременно и волхвы пришли собственно к моменту Рождества, либо святое семейство пребывало некоторое время в Вифлееме, о чем свидетельствует то обстоятельство, что Ирод решил убить всех младенцев от двух лет и ниже.

«Услышав это, Ирод царь встревожился» (Мф. 2, 3). Тревога его объяснима. Он не только не имел никаких прав на престол, так как не был потомком царя Давида, но даже и не был евреем. Ирод был идумеянином, принявшим обрезание в недавнее время, когда цари Асмонейской династии, потомки Маккавеев, захватили Идумею и насильственным образом заставили весь народ принять истинную религию. Впоследствии эти идумеи оказались такими ревнителями благочестия, что в значительной степени из-за них был разорен Иерусалим, поскольку они упорно сопротивлялись Риму. Ирод очень смутился, понимая, что, если родился Мессия, подлинный Царь израильский, значит, он должен уступить Ему престол. Ирод был бесчеловечным правителем, готовым для сохранения за собой престола на любые поступки: он убивал собственных детей, не пощадил жены. Смерть человека для него ничего не значила. Даже кесарь Август, узнав, что он убил своего сына из боязни посягательства на царский престол, сказал: «У Ирода лучше быть свиньей, чем сыном». Сказано так было потому, что иудеи не закалали свиней, боясь прикоснуться к ним, как нечистым животным. Жестокость его даже в то время была всем известна и поражала многих. Бесцеремонный и беспринципный, он, с одной стороны, угождал иудеям, украшая храм и фактически заново его перестраивая, а с другой – по особому распоряжению римского сената приносил жертву Юпитеру Капитолийскому, высшему божеству Римского пантеона. Он был единственный из иностранцев, кому позволили принести эту жертву в знак верноподданичества римскому императору. Мне этот человек вообще непонятен, потому что в пророчество о рождении Христа в Вифлееме он поверил, но поступить хотел вопреки пророчеству. Он был хорошо знаком с иудейской религией и знал, что пророчество не может быть нарушено, им нельзя пренебречь. Судя по тому, что он поклонялся Юпитеру Капитолийскому и хотел быть, как бы мы сейчас сказали, современным, цивилизованным, культурным человеком, он, наверное, знал и античные мифы, многие из которых говорят о неизбежности велений судьбы. Известно сказание об Эдипе, совершившем страшное преступление по воле рока, и другие подобные мифы. Однако ничто не убедило Ирода в невозможности пренебречь пророчеством. Если ты поверил пророчеству, ты должен понимать, что оно непременно сбудется. Если ты ему не веришь, зачем тогда посылаешь туда воинов? Такая непоследовательность была свойственна Ироду. Ее же мы часто видим и в себе, и в других людях. Человек употребляет логику только для достижения какой-то определенной цели. Когда же цель меняется, возникают другие мотивы, то человек колеблется и зачастую не может остаться беспристрастным и честным даже перед собственным разумом.

«И весь Иерусалим с ним» (Мф. 2, 3). Почему встревожился Иерусалим – об этом прекрасно пишет святитель Игнатий (Брянчанинов). Город встревожился потому, что его население жило не так, как положено жить людям благочестивым. Столичные жители предавались всем утехам городской жизни, пользуясь храмом скорее для обогащения, чем для молитвы. Все горожане жили от него: продавали животных для жертвоприношения, меняли монеты, принимали постояльцев, предоставляли прочие услуги. Представьте себе, как сейчас живут некоторые люди от паломничества или туризма. То же самое было и там. Зачем нужно было менять деньги, спросит кто-нибудь? Для того чтобы внести храмовую жертву, нужны были именно еврейские монеты, а потому иерусалимляне совершали обмен иностранных монет.

Они встревожились оттого, что их благополучная, безбедная жизнь вдруг подверглась опасности, поскольку теперь им придется каяться и менять образ жизни, так как придет Царь, который не будет их жалеть. Ирод устраивал иерусалимлян по двум причинам: во-первых, благодаря ему храм был благолепно устроен, во-вторых, он не взыскивал с них за недостаточное благочестие. Они понимали, что истинный Царь этого не потерпит, и потому встревожился не только Ирод, «но и весь Иерусалим с ним».

«И, собрав всех первосвященников и книжников народных, спрашивал у них: где должно родиться Христу?» (Мф. 2, 4). Вот что удивительно: эти книжники, дотошно изучавшие книги Священного Писания, знали о Рождении Христа, но тем не менее, как мы видим из евангельского повествования, поклониться Мессии не пошли.

«Они же сказали ему: в Вифлееме Иудейском, ибо так написано через пророка: и ты, Вифлеем, земля Иудина, ничем не меньше воеводств Иудиных, ибо из тебя произойдет Вождь, Который упасет народ Мой, Израиля» (Мф. 2, 5–6). Здесь несколько свободно пересказано древнее пророчество пророка Михея. В самой же его книге с удивительной точностью предсказано рождение Мессии: «И ты, Вифлеем-Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными? из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле и Которого происхождение из начала, от дней вечных» (Мих. 5, 2). Удивительно ясное, точное пророчество, указывающее не только на место рождения Христа, но и на Его предвечное происхождение. Однако иудеи остались безразличными и, зная об этом пророчестве, рассказав о нем Ироду, не поспешили в Вифлеем подобно тому, как спешили туда язычники-волхвы. И поведение иудеев тоже, наверное, не сможет понять тот, кто последовал за Христом.

«Тогда Ирод, тайно призвав волхвов, выведал от них время появления звезды и, послав их в Вифлеем, сказал: пойдите, тщательно разведайте о Младенце и, когда найдете, известите меня, чтобы и мне пойти поклониться Ему. Они, выслушав царя, пошли. [И] се, звезда, которую видели они на востоке, шла перед ними, как наконец пришла и остановилась над местом, где был Младенец» (Мф. 2, 7–9). Предполагаю, что звезда появилась за два года до появления волхвов в Иерусалиме, а потом в Вифлееме. Этот город расположен недалеко от Иерусалима, на расстоянии около шестнадцати километров. Когда-то в праздники Рождества даже отправлялся крестный ход из Святого Града в Вифлеем. Сейчас этот крестный ход совершается на автобусах и автомобилях.

Волхвы шли из дальних восточных стран с караваном, вьючными животными, путь этот должен был занять у них довольно продолжительное время. Были у них в пути и какие-то остановки, не могли же они идти два года непрерывно. Следовательно, останавливалась и звезда. Потом они шли дальше – и опять звезда двигалась перед ними. Шли, я думаю, ночью, потому что днем в тех странах нестерпимая жара. «И се, звезда, которую видели они на востоке, шла перед ними» – здесь ясно сказано о ее движении. Когда волхвы пришли в Иерусалим, они рассказывали всем: «мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему», ожидая, что царь Иудейский, естественно, должен быть в Иерусалиме. Но когда они отправились в Вифлеем, звезда уже «шла перед ними».

Если о путешествии волхвов из своих стран в Иерусалим мы можем только догадываться, то о пути в Вифлеем Евангелие говорит совершенно определенно: звезда двигалась перед ними и «наконец пришла и остановилась». Если бы это была комета, как предполагают некоторые, то почему бы ей не двигаться дальше? Однако она пришла и остановилась, причем даже не над городом, а над местом, где был Младенец. Евангелие повествует, что святое семейство в то время жило уже не в пещере, а в доме.

«Увидев же звезду, они возрадовались радостью весьма великою, и, войдя в дом, увидели Младенца с Мариею, Матерью Его, и, пав, поклонились Ему; и, открыв сокровища свои, принесли Ему дары: золото, ладан и смирну» (Мф. 2, 10–11). Эти слова содержат в себе опровержение сектантского учения о том, что поклоняться Божией Матери нельзя. Простые слова «увидели Младенца с Мариею, Матерью Его», по всей видимости, означают то, что Божия Матерь держала Богомладенца Христа на Своих руках. Либо находилась в непосредственной близости от Него, как всегда поступают матери, имеющие маленьких детей. И волхвы, поклоняясь Ему, не могли не поклониться и Ей. Более того, «открыв сокровища свои, принесли Ему дары». Но как они могли принести дары Младенцу? Неужели Младенец взял эти дары? Конечно же, их взяла Пресвятая Дева. Значит, и поклонение относилось не только к Младенцу, но и к Его Матери. Невозможно, почитая царя, не почитать его матери. А они считали Его царем.

Волхвы принесли те драгоценности, которые считались наиболее ценными. Ладан и смирна, видимо, были произведениями тех стран, откуда пришли волхвы, и потому особенно ценились в землях иудейских. Но кроме того, этими дарами, осознанно или неосознанно, они пророчествовали о том, Кто есть Христос, и о Его дальнейшей судьбе. Золото принесли Ему как Царю, ладан – как Богу, поскольку только Богу воскуряют благовония, а смирну, употреблявшуюся при погребении, – как человеку, который в определенное время должен умереть. Так толкуют святые отцы.

«И, получив во сне откровение не возвращаться к Ироду, иным путем отошли в страну свою» (Мф. 2, 12). Несколько слов о волхвах. Существует Предание о них, но я не стану его подробно пересказывать, так как вы можете прочитать его в житиях. Скажу лишь о том, что говорит о них Евангелие. Эти чужестранцы-язычники, заблуждаясь во многом, верили, однако же, в явление Мессии. И поскольку они были людьми искренними, Господь их не презрел, но, воспользовавшись даже их заблуждением, привел к поклонению Господу. И когда они поклонились Христу и познали истину, тогда Бог уже не через их заблуждение или ошибку указал им дальнейший путь, но через Свое откровение, преподанное волхвам во сне. В какой форме оно было явлено, мы не знаем, но все же это было откровение, а не какое-то видение, подобное тому, которое они принимали за подлинную звезду, пока не пришли к Богомладенцу Христу. Если мы осознаём, что то была не звезда, а некое сверхъестественное явление, то волхвы, наверное, к тому моменту тем паче это осознали.

Так и мы часто приходим к Богу, руководствуясь чем-то неправильным. Господь приводит нас к Себе такими судьбами, которые Он Сам знает. Но это не означает, что нам следует сохранять свои ошибки и далее. Напротив, познав полноту истины, мы должны отказаться от всех своих прежних заблуждений и даже от общения с теми порочными людьми, которые невольно содействовали нашему приходу к истине, подобно тому как обращению волхвов содействовали, сами того не желая, Ирод, первосвященники и книжники иудейские.

Бегство в Египет. Из Вифлеема. «Когда же они отошли, – се, Ангел Господень является во сне Иосифу и говорит: встань, возьми Младенца и Матерь Его и беги в Египет, и будь там, доколе не скажу тебе, ибо Ирод хочет искать Младенца, чтобы погубить Его» (Мф. 2, 13). Мы приблизились к описанию того, как Господь обычным человеческим способом избегает смерти, потому что не пришло еще время. Из этого и нам следует научиться прислушиваться к здравому смыслу, к советам людей более благоразумных и рассудительных, а не слишком надеяться на себя, не быть самонадеянными и гордыми (в житейских ли ситуациях или в нашей внутренней жизни) и не претендовать на то, что мы являемся исключительными личностями, о которых Господь должен заботиться особенным образом, не так, как обо всех других.

Посмотрите на праведность Иосифа, на его послушание и веру. «Он встал, взял Младенца и Матерь Его ночью и пошел в Египет» (Мф. 2, 14). Отправился немедленно, понимая, что нужно повиноваться внушению свыше. В деле переписи он проявил лояльность к римским властям, а здесь не покорился им, поскольку они желали совершить преступление, посягали на то, что уже не относилось к их власти.

Вот рассудительность, достойная похвалы: мы должны повиноваться нашему начальству, каким бы оно ни было, но не во всем, а лишь в том, что не оскверняет нашей христианской совести, не грозит нам отступлением от ее велений. Но если в действиях начальства возникает нечто богопротивное, тогда мы должны проявить непокорность, как это сделал праведный Иосиф.

«И там был до смерти Ирода, да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит: из Египта воззвал Я Сына Моего (Ос. 11, 1)» (Мф. 2, 15). Ирод умер через несколько лет, забрав с собой в могилу сыновей, жену и многих других. Даже в предсмертной агонии он все боялся захвата престола, так что, когда его заключенный в темнице сын попытался освободиться, Ирод велел его казнить.

Избиение младенцев. Вифлеем. «Тогда Ирод, увидев себя осмеянным волхвами, весьма разгневался, и послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже, по времени, которое выведал от волхвов» (Мф. 2, 16). Избиение было страшное. Из Предания мы знаем, что погибло не только 14 000 Вифлеемских младенцев, но и их матери. Сейчас в Вифлееме есть такое место, где отдельно лежат кости этих младенцев и отдельно кости их матерей. Я думаю, отцы также защищали своих детей. Это было страшное избиение, страшное кровопролитие. Убивали детей и защищавших их родителей. Возможно, весь Вифлеем был опустошен.

«Тогда сбылось реченное через пророка Иеремию, который говорит: глас в Раме слышен, плач и рыдание и вопль великий; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет (Иер. 31, 15)» (Мф. 2, 17–18). Рама – это местечко на середине пути между Вифлеемом и Иерусалимом, где находится могила праведной Рахили. Слова пророчества можно понимать двояко. Первое толкование следующее. Рахиль – образ еврейских матерей, плачь которых доносился до половины пути к Иерусалиму, – столь страшный стоял вопль. Пророчество в точности изображает происшедшее в Вифлееме спустя столетия. Второе толкование таково: Рахиль, погребенная в Раме, оплакивает гибель своих многочисленных потомков.

Возвращение из Египта и поселение в Назарете. Египет, земля Израилева, пределы Галилейские, Назарет. «По смерти же Ирода, – се, Ангел Господень во сне является Иосифу в Египте и говорит: встань, возьми Младенца и Матерь Его и иди в землю Израилеву, ибо умерли искавшие души Младенца» (Мф. 2, 19–20). Прочтем параллельный стих из Евангелия от Луки: «И когда они совершили все по закону Господню, возвратились в Галилею, в город свой Назарет» (Лк. 2, 39). Этим стихом оканчивается повествование Луки о том, как в Иерусалимском храме было совершено жертвоприношение за Богомладенца и как пророчествовал Симеон Богоприимец. Может быть, евангелист Лука умалчивает об избиении младенцев, о поклонении волхвов, о бегстве в Египет и возвращении. Но можно предположить (мы точно не знаем, как происходили события), что было два путешествия из Назарета в Вифлеем. Сначала Иосиф пошел из Назарета в Вифлеем для переписи, потом из Вифлеема в Иерусалим для принесения жертвы. Затем из Иерусалима в Назарет для того, чтобы переселиться в Вифлеем, поскольку Иосиф полагал, что уже сбылись пророчества и отныне ему нужно жить в этом городе. Затем – вынужденное бегство из Вифлеема в Египет, потом возвращение в землю Израилеву. Возвращаясь, Иосиф думал пойти в Вифлеем, но ему было сказано, чтобы он шел в Назарет.

Если же евангелист Лука действительно опустил многое для краткости, то события разворачивались так: из Назарета пришли в Вифлеем, из Вифлеема – в Иерусалим, потом вернулись обратно в Вифлеем, здесь совершилось поклонение волхвов. Затем Иосиф был предупрежден о злом умысле Ирода и получил приказание бежать в Египет. Святое семейство бежало из Вифлеема в Египет, потом возвратилось в землю Израилеву и по откровению поселилось в Назарете.

«Он встал, взял Младенца и Матерь Его и пришел в землю Израилеву. Услышав же, что Архелай царствует в Иудее вместо Ирода, отца своего, убоялся туда идти» (Мф. 2, 21–22). Убоялся потому, что Архелай также славился своей жестокостью, и впоследствии иудеи добились отстранения его от власти. «Но, получив во сне откровение (опять Иосиф поступил не по своей воле. – иг. А.), пошел в пределы Галилейские» (Мф. 2, 22). Он, возможно, хотел поселиться в Вифлееме, думая, что Мессии, как потомку царя Давида, и жить нужно в городе Давида – Вифлееме. Но идти туда убоялся, поскольку был, в отличие от современных наших неумеренных ревнителей Православия, человеком здравомыслящим. Он понимал, что идти в Иудею опасно, и боялся не за себя, так как был уже глубоким стариком, а за свою семью. Кто знает, что задумает Архелай, может, он помнит еще пророчества о Богомладенце и захочет посягнуть на Его жизнь? И когда Иосиф пребывал в такой нерешительности, во сне ему явился Ангел. В самом Евангелии не уточняется, как получено откровение, но надо думать, что ему было явление Ангела, подобное тому, какое было ему раньше.

«Но, получив во сне откровение, пошел в пределы Галилейские», хотя считалось, что в этих пределах живут люди невежественные и мало религиозные. Может быть, и сам Иосиф думал, что не следовало бы жить в такой местности, и тем не менее она была наиболее безопасна и до времени сохранила Господа Иисуса Христа в безвестности.

«И, придя, поселился в городе, называемом Назарет, да сбудется реченное через пророков, что Он Назореем наречется (Суд. 13, 5; Ис. 11, 1–2)» (Мф. 2, 23). Спаситель нарекся Назореем не только потому, что происходил из города Назарета, но и потому, что Он был посвященным Богу назореем. (Например, как вы знаете, Он носил длинные волосы – признак посвящения Богу.) В данном случае имена совпали, конечно же, промыслительно. Много жителей было в Назарете, и всех их можно было назвать назореями, но не в том смысле, в каком мы именуем так Господа. Тогда его называли «Иисусом Назореем» презрительно, но вместе с тем поневоле исповедовали Его назореем, то есть человеком, поистине посвященным Богу, может быть, единственным таким человеком.

На этом заканчивается повествование о Рождестве Христовом, принятое Церковью для чтения в дни Рождественских праздников, а вместе с ним оканчивается и наша беседа. ***

Вопрос. Как Иосиф смог избежать наказания за непраздность Девы Марии? Ведь Богородица была обручена ему для хранения Ее девства? Мы теперь знаем, чтó произошло с Девой Марией, но в глазах людей, окружавших святое семейство, Ее непраздность выглядела тогда нарушением обета.

Ответ. Существует предание, которое содержится в Первоевангелии апостола Иакова, о том, что священникам было откровение, подтверждавшее Ее девство. Но я думаю, что о Ее непраздности никому не было известно: Деву отдали Иосифу и больше Ее судьба уже никого не касалась. Она находится у Иосифа, он за Нее отвечает, если никаких претензий по закону у него к Ней нет, значит, никто не имеет права что-либо говорить. Когда муж подозревал жену в измене, то по закону должен был прийти священник, он писал на свитке особые заклинания, потом написанное смывал в воде, которую жене предстояло выпить. Если она действительно являлась преступницей, то тяготевшее над ней проклятие выражалось в той или иной болезни. Предание о том, что священникам было откровение о Пресвятой Деве, также находится в Первоевангелии от Иакова, которое полностью опубликовано в книге «Иисус Христос в документах истории». Считалось, что святые отцы относились к Первоевангелию от Иакова с уважением, хотя, конечно, на самом деле написал его не Иаков и это не подлинное Евангелие, а апокриф. В нем, тем не менее, собраны некоторые предания, признаваемые Церковью. Иконописцы знают, что сюжеты из него часто изображаются на иконах и фресках в храмах. Отражены они также и в богослужебных текстах, хотя вполне возможно и обратное – само это сочинение составлено на основе богослужения.

Вопрос. Анна пророчица и Симеон Богоприимец, несомненно, должны были знать Марию, ведь они столько лет находились при храме! Божия Матерь воспитывалась в нем, была в центре внимания, и потому они не могли Ее не узнать, когда Она пришла туда с Иосифом…

Ответ. Знали они Ее или нет – для них это не имело значения, поскольку они были людьми духовными и все происшедшее с Девой на самом деле было им открыто Духом Святым. Их современникам это все было вообще безразлично.

Вопрос. Но ведь Анна потом рассказывала о Мессии по всему Иерусалиму?

Ответ. Почему по всему Иерусалиму? Она рассказывала тем, кто чаял Спасителя, а много ли было таких? Когда пришли волхвы, «весь Иерусалим встревожился», говорит Евангелие. Если сравнить два эти выражения: «всем, кто чаял» и «весь Иерусалим встревожился», то можно сделать вывод, что «тех, кто чаял» было не так уж много по сравнению со «всем Иерусалимом».

Вопрос. Зачем нужны были повивальные бабки, если рождение Господа было для Богоматери безболезненным? В момент родов Богородица оставалась Девою, значит, не было всего того, что бывает при родах обычной женщины.

Ответ. По Преданию, повивальные бабки пришли несколько позже Рождества и увидели, что все уже совершилось. Во время же самого рождения Спасителя в пещере не было никого: ни повивальных бабок, ни, может быть, даже Иосифа, который, согласно Преданию, как раз ушел за ними. Если бы это было обычное рождение, Божия Матерь не смогла бы самостоятельно спеленать Богомладенца. Да и вообще родить без посторонней помощи было бы крайне затруднительно.

Вопрос. Была ли Пресвятая Богородица крещена?

Ответ. Существует Предание о том, что после Воскресения Спасителя Ее крестили апостолы Петр и Иоанн. Господь крестил Петра, Петр – Иоанна, а они вместе – Божию Матерь с прочими апостолами. Это сообщает святитель Епифаний Кипрский. Однако некоторые отцы считают, что Божией Матери Крещение было не нужно, ибо Она была очищена наитием Святого Духа.

Вопрос. Действительно ли к Божией Матери не мог приразиться никакой грех?

Ответ. Нет, теоретически грех к Ней приразиться мог, поскольку врожденная наклонность ко греху у Божией Матери, как и у всякого человека, была. Ведь под первородным грехом имеется в виду не то, что человек грешен уже от рождения, а то, что он имеет наклонность ко греху, которой, как правило, всякий из нас следует. Богородица же, хотя такую наклонность и имела, никогда ей не последовала. И в этом смысле Она Себя предочистила. Когда же во время Благовещения на Нее сошел Святой Дух, тогда Она стала уже и неудобопреклонной ко греху.

Вопрос. Волхвы поклонялись Младенцу как Младенцу-Богу или как Младенцу-Царю? Понимали ли они, Кто перед ними?

Ответ. Из самого евангельского текста трудно сделать вывод, насколько они это понимали. На мысль о необыкновенности Младенца их могло навести хотя бы явление звезды. Особенное благоговение они должны были испытывать в то время, когда она вела их из Иерусалима в Вифлеем. Сказано, что волхвы исполнились тогда радостью. Какой радостью? Не только человеческой, но и духовной. Они были предрасположены к тому, чтобы осознать тайну Боговоплощения. Но в какой степени они ее осознавали, мы можем только догадываться.

.



Calendar
  Июнь 2019   Предыдущий месяц Следующий месяц
ПНВТСРЧТПТСБВС
  1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Расписание богослужений
в храме св. Александра Невского

Расписание богослужений
в храме Всемилостивого Спаса



Иноческая милостыня заключается в последовании Христу, то есть в тщательном исполнении евангельских заповедей и в ношении креста.
Свт.Игнатий Брянчанинов







Вышивка

Выражаем благодарность компании «Наумен» за разработку и поддержку сайта


[ Главная | Жизнь обители | Монашеский путь | Паломничество | Календарь | Благотворительные проекты | Фотоальбом | Библиотека | Открытки | СМИ об обители | Карта сайта | Контакты и реквизиты | Наши баннеры ]

Все иконы, представленные на сайте, написаны сестрами монастыря

Благословляется публиковать материалы сайта только со ссылкой на sestry.ru


410011501639038
Творчество,христианство,православие,культура,литература,религия ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU   Rambler's Top100 Рейтинг ресурсов УралWeb