Ново-Тихвинский женский монастырь г.Екатеринбург
  [Наш почтовый ящик]    Адрес: 620144 г. Екатеринбург ул. Зеленая роща, 1   [Версия для печати]    
поиск карта сайта версия для печати

English Version

Жизнь обители
Будни и праздники
Святыни
Мастерские
Служение
О постриге
О монашеском облачении
Поступление в монастырь
Беседы с монашествующими
Духовник обители
Подворье в Меркушино
Социальные проекты
Фотоальбом
Библиотека
Открытки
Аудио и видеосюжеты
СМИ об обители
Контакты и реквизиты


Как поступить в монастырь?

Как заказать требы?

Можно ли приехать к вам паломником?

Куда можно приносить вещи?

Когда в монастыре совершается исповедь?
22.06.2018
В разделе «Книги издательства» появилась новая книга «Созвездие предивное».
22.06.2018
В разделе "Будни и праздники" появился рассказ "Звезды на церковном небосводе. Книга "Созвездие предивное"
10.06.2018
Появился рассказ к 100-летию со дня мученической кончины князя В.А. Долгорукова и генерала И.Л. Татищева
07.06.2018
В рубрике "Будни и праздники" появился рассказ "Царь и в ссылке - Царь. Как ученики воскресной школы побывали в доме Царской семьи"
Архив новостей

Телефоны для паломниц, желающих потрудиться в обители и познакомиться с монашеской жизнью:
8-912-22-76-151.





Книги издательства

О чтении Евангелия. Беседа матушки Домники

Настоятельница нашего монастыря провела очередную беседу с сестрами. На этот раз она обратилась к насельницам обители с увещанием прилежать чтению Евангелия. Настоятельница напомнила известную истину, что Евангелие – это Книга, по Которой будет совершаться суд над человечеством. На Страшном Суде все люди будут поделены на тех, кто исполнил евангельские слова и тех, кто добровольно пренебрег ими. Соответствующей будет и участь каждого в Вечности. Матушка привела примеры чудесного изменения закоренелых грешников, просвещенных светом Божественных слов. Влияние этой Книги Книг на душу человека, на его внутренний мир матушка Домника сравнила с действием умной Иисусовой молитвы, когда от усердия и внимания неприметным образом преображается душа. Евангелие, по словам святых отцов, способно дать человеку все потребное для его души, и единственным препятствием к получению такого духовного богатства может стать только собственное нерадение.

О чтении Евангелия

Сегодняшнюю беседу мне хотелось бы начать немного издалека – с рассуждения, которое, мне кажется, у всех вас вызовет сочувствие. Как известно, очень многие люди мечтают встретиться с великим старцем. С таким, который сразу увидел бы всё, что творится в их душе, разъяснил бы причины их скорбей и бед, утешил бы, ободрил, и главное – сказал бы, как жить дальше. Ради этого люди готовы ехать на край света, преодолевать многие препятствия. Это относится и к нам, живущим в обители. Думаю, многие из нас иногда мечтают о том, чтобы получить духовное наставление от великого старца. Мы, бывает, думаем: «Вот если бы мне сейчас встретиться с таким старцем, как отец Иоанн (Крестьянкин) или отец Николай Гурьянов… Он-то мне точно открыл бы, что делать, явил бы мне волю Божию. Он бы мне так все разъяснил, что я бы сразу все поняла и изменила всю свою жизнь».

При этом мы забываем, что на самом деле нам совсем не обязательно ехать на край света, чтобы узнать волю Божию. Каждая из нас имеет возможность хоть ежедневно получать и откровение, и утешение, и ободрение. И все это в той же степени, как если бы она каждый день беседовала с великим старцем.

Все это может даровать нам Евангелие, если только мы будем правильно к нему относиться и правильно его читать. Святитель Игнатий Брянчанинов говорит о чтении Евангелия так:

«Самая беспредельная любовь Отца Небесного не могла даровать нашим душам лучшего дара, как сей великий дар Его милосердия». [1]

И вот именно об этом мне хотелось бы сегодня поговорить – как пользоваться этим великим даром, как правильно читать Евангелие.

Может показаться, что этот вопрос не требует подробного рассмотрения. Ведь каждая из нас читает Евангелие ежедневно, знает, что это непременная обязанность христианина, и как будто не нуждается в дополнительных разъяснениях по этому поводу. Но дело в том, что иногда мы недооцениваем это делание и забываем – что есть Евангелие. А это главная книга нашей жизни. Как говорит святитель Игнатий, это «книга, которая решит нашу вечную участь. По ней мы будем судимы, и смотря по тому, каковы были здесь, на земле, по отношению к ней, получим в удел или вечное блаженство, или вечные казни» [2]. И нет ничего важнее для нас, чем правильно понимать Евангелие. Для этого нам нужно очень тщательно изучать его, читать толкования святых отцов. Но в то же время мне не хотелось бы, чтобы вы увлекались таким, если можно так выразиться, научным подходом к его чтению. С одной стороны, все мы обязательно должны знать святоотеческие толкования Евангелия, с другой – гораздо важнее, чтобы мы научились читать эту книгу просто, с открытым сердцем. Ведь Евангелие – это, прежде всего, живое слово Божие. Через него говорит с нами Сам Господь. И никакие наши познания о Священном Писании, никакие толкования, никакие размышления не скажут нам больше, чем может сказать Господь.

Когда мы берем в руки Евангелие, мы должны отстраниться от всего, отринуть всякое размышление и просто «погрузить ум в чудеса Божии» [3], как говорит преподобный Исаак Сирин. И тогда мы почувствуем, что за словами Евангелия стоит живой Господь.

Замечательно говорит об этом старец Емилиан. Я зачитаю небольшой отрывок из его беседы. В ней он рассуждает о том, как должны читать Евангелие священнослужители во время богослужения, но думаю, все сказанное можно в полной мере отнести и к нам:

«Чередному священнику или диакону не составляет никакого труда, после того как они войдут в церковь, открыть Евангелие пред Богом и, став так, как бы Христос был перед ними, посмотреть, что Он хочет им сказать. Вот Христос «зовет мя», меня призывает, мне кричит, хочет говорить со мной, вот Христос и я. Не будем никогда рассматривать Евангелие, как некое зачало, которое мы по уставу дня обязаны прочесть» [4].

А в отношении к нам можно сказать: не будем никогда рассматривать чтение Евангелия только как некую обязанность, которую мы в течение дня должны исполнить. Каждый раз, когда мы открываем эту книгу, у нас должна произойти встреча с Богом. По словам старца Емилиана, Господь через Евангелие каждый день дарует нам откровение – наше личное, сегодняшнее откровение. Ведь что такое Евангелие? Это слово об откровении Бога. Бог открылся святым мужам, а они записали это откровение и через века передают его нам. Когда мы читаем Евангелие, мы можем сказать себе: «Событие, о котором повествует евангелист, – это и мое личное событие. Сейчас и у меня есть откровение. И откровение это есть Сам Христос, Который открывается мне, когда я читаю Его слова. Это живой Бог, Который взирает на меня, слушает меня и отвечает мне. Сегодня Он скажет мне нечто новое, касающееся именно меня и именно этого дня. Его слова наполнят мой разум и мое сердце и станут глубинной причиной моих дальнейших решений и поступков». Поэтому очень важно, чтобы в тот момент, когда мы читаем Евангелие, ум наш был свободным от всяких размышлений и попечений, чтобы он оставался ничем не занятым. И тогда божественное присутствие наполнит его.

Из жизни великих подвижников мы знаем, что все они именно так относились к чтению Евангелия. Оно никогда не становилось для них привычкой, а всегда было неповторимой, новой встречей с Богом. Приведу несколько примеров такого отношения к Евангелию.

Преподобный Парфений Киево-Печерский говорил:

«Сия книга есть мати всех книг, также она есть молитва над молитвами, и есть управитель в Царствие Небесное, и в разум истинный на земле человеков приводит, и сподобляет зрети Бога сердцем еще во плоти, а лицем к лицу в грядущем веце удостоивает наслаждатися сладким видением Святыя Троицы» [5].

Может быть, это высказывание не очень понятно, я его перескажу. Преподобный Парфений говорит, что чтение Евангелия сподобляет нас сердцем видеть Господа. И это делание преображает нас и ведет ко спасению, то есть к тому, чтобы в будущем веке мы удостоились созерцать Бога уже лицом к лицу. Вот самое главное, что находил преподобный отец в чтении Евангелия, – это сердечное зрение Бога и происходящее от этого духовное очищение и возрастание.

Святитель Игнатий советовал своим ученикам:

«Когда читаете эту Божественную книгу, книгу жизни, – представляйте себе, что невидимо стоит пред вами Сам Христос и говорит вам глаголы, которые “Дух суть и Живот суть!”. Не должно начертывать в воображении вида Христова – нет, должно лишь живо и благоговейно ощущать Его Всесвятое присустствие» [6].

Более близкая к нам по времени подвижница, игумения Арсения (Себрякова), относилась к чтению Евангелия точно так же. Она с детства испытывала особую любовь к этой книге. И вот что она говорила, уже будучи в глубокой старости:

«Некоторые любят читать акафисты, каноны, я же больше всего люблю Евангелие. При чтении Евангелия какое-то особенное познание открывается душе. Евангелие ведь это Сам Христос. И если случится смутиться душою, если внешние дела и заботы отяготят меня, я спешу, как выпадает свободная минута, раскрыть Евангелие и прочесть хоть слово какое... Сейчас же почувствуешь облегчение, успокоение души, точно омоешь в нем душу от всего, чем она отяготилась!

И мы, каждая душа, должны дорожить каждым словом Господа, искать Господа в Евангелии. Ведь там каждое слово, каждая строчка – есть свет, есть путь, правило жизни для души» [7].

Вот, наверное, самые главные слова – мы должны искать Господа в Евангелии, искать Его живое слово и Его силу.

Церковная история знает множество удивительных примеров того, как Господь через Евангелие являл Свою божественную силу, вразумлял людей, наставлял их на путь спасения. Мне хотелось бы привести несколько примеров. Начну с такого, очень выразительного, случая, о котором говорится в книге «Откровенные рассказы странника духовному своему отцу». Рассказывает один из собеседников странника:

«Любвеобильный Господь, хотящий всем спастися и в разум истины придти, открыл мне, по великой милости Своей, сие познание чудным образом, без всякого посредства человеческого. Пять лет я был профессором в Лицее, проходя путь жизни мрачными стезями разврата, увлекаясь суетною философиею по стезям мира, а не по Христу, и, может быть, совершенно погиб бы, если бы меня не поддерживало несколько то, что я жил вместе с благочестивою матерью моею и родною сестрою моею, внимательною девицею… Однажды, прогуливаясь по общественному бульвару, я встретился и познакомился с прекрасным молодым человеком, объяснившим мне, что он француз, аттестованный студент, недавно приехавший из Парижа и ищущий себе место гувернера. Превосходная его образованность очень мне понравилась, и я пригласил его к себе, как заезжего человека, и мы подружились. В продолжение двух месяцев он нередко посещал меня, и мы вместе иногда прогуливались, ветренничали, вместе выезжали в общества, разумеется, самые безнравственные. Наконец он явился ко мне с приглашением в одно из вышесказанных обществ и, дабы скорее убедить меня, начал выхвалять особенную веселость и приятность того места, куда меня приглашал. Сказавши о сем несколько слов, вдруг начал просить меня выйти вместе с ним из моего кабинета, в котором мы сидели, и усесться в гостиной. Это мне показалось странным, и я, сказавши, что уже не раз замечаю неохотность его быть в моем кабинете, спросил его, какая тому причина. И еще долее удержал его здесь и потому, что гостиная была подле комнаты матери и сестры моей, а потому тут разговаривать о пустой материи было бы неприлично. Он поддерживал свое желание уйти разными увертками, наконец, откровенно сказал мне следующее: “Вот у тебя на этой полке между книгами поставлено Евангелие; я так уважаю эту книгу, что мне тяжело в присутствии оной разговаривать о наших рассеянных предметах. Вынеси, пожалуйста, ее отсюда, и тогда мы будем говорить свободно”. Я по ветрености своей, улыбнувшись на сии его слова, взял с полки Евангелие да и говорю: “Давно бы ты сказал это мне!”. И, подавая ему в руки, промолвил: “На вот, сам положи его в ту комнату!”. Лишь только я коснулся до него Евангелием, он в тот же миг затрясся и исчез. Это меня так сильно поразило, что я от страха упал на пол без чувств. Услышавши стук, вбежали ко мне домашние и целых полчаса не могли привести меня в чувство. Наконец я, очувствовавшись, ощутил сильный страх и трепет, беспокойное волнение и совершенное онемение руки и ноги так, что я не мог двигать оными. Призванный врач определил болезнь названием паралича вследствие какого-нибудь сильного потрясения или испуга. Целый год после этого случая при аккуратном лечении от многих врачей я лежал и не получал ни малейшего облегчения от болезни, которая впоследствии указала на необходимость выйти в отставку от ученой службы. Престарелая мать моя в сие время умерла, сестра расположилась посвятить себя монастырской жизни. Итак, все это еще более отягчало мою болезнь. Одну только имел я отраду в сие болезненное время – в чтении Евангелия, которое с начала моей болезни не выходило из рук моих как залог чудного случая со мною» [8].

Итак, даже самый вид Евангелия страшит и изгоняет демонов, сама эта книга, которую мы так часто держим в руках. Наш современник, старец иеросхимонах Константин (Шипунов), о котором вы все, наверно, слышали, давал своим духовным чадам такой совет: если не удается в течение дня прочитать даже несколько слов Евангелия, то нужно хотя бы приложиться к нему – и то будет польза. Но из этого, конечно, не следует, что нам достаточно только прикладываться к Евангелию. При любых обстоятельствах мы должны стараться каждый день прочитывать хотя бы две главы из него, для нас это жизненно необходимо. Ведь самая могущественная сила содержится в словах Евангелия – словах, напитанных Духом Святым.

Приведу еще примеры, подтверждающие это. Вот что рассказывается в Древнем патерике. Один инок, которого сильно смущали помыслы неверия, был вразумлен при помощи чудесного видения. Однажды он стоял в храме на богослужении и, когда читалось Евангелие, увидел, что кровля церкви раскрылась, и стало видно Небо, и каждое слово Евангелия было, как огонь, и восходило до Небес [9].

Похожего видения сподобился преподобный Парфений Киево-Печерский. Вот как он об этом рассказывает:

«Однажды в продолжение сорока дней читал я Евангелие о спасении одной благотворившей мне души, и вот вижу во сне поле, покрытое тернием. Внезапу спадает огнь с небесе, попаляет терние, покрывавшее поле, и поле остается чисто. Недоумевая о сем видении, я слышу глас: “Терние, покрывавшее поле, – грехи благотворившей тебе души; огнь, попаливший его, – слово Божие, тобою за нее чтомое”» [10].

Слово Божие – это огонь, и когда мы читаем Евангелие, мы непременно должны это ощущать. Конечно, нам не следует ждать каких-то чудесных видений, но почувствовать в своей душе действие евангельского огня мы, конечно, можем. Это выражается и в том, что во время чтения Евангелия мы чувствуем некое утешение. И в том, что евангельский свет просвещает наш ум, являя нам истины Господни. И в том, что огонь Божественных словес попаляет наши страсти, даже если мы это не вполне осознаем. Иногда эти действия бывают очень сильными, и преображение человека совершается в один миг. Мне хотелось бы привести несколько примеров, ради того чтобы вы могли представить себе великую силу слова Божия.

Древнее предание рассказывает:

«В городе Тарсе Киликийском жил скоморох, по имени Вавила. Он имел беззаконное сожитие с двумя женами и по делам своим был сосудом диавола. Ему однажды пришлось быть в церкви, и когда он услышал чтение Евангелия, то слова: “Покайтеся, приближися бо Царство Небесное” – произвели необыкновенное действие. Он тотчас почувствовал глубокое раскаяние, заплакал, стал укорять себя за свою прошлую жизнь и дал обещание исправиться. Придя из церкви домой, он позвал обеих жен и сказал им: “Вы знаете, как я скверно жил с вами. Теперь я хочу загладить свои грехи, оставить мир и уйти в монахи. Вот и имение мое вам, возьмите его и разделите между собой поровну, а я пойду в монастырь”. После этого Вавила ушел, постригся в монахи и затворился в столпе. Жены же его, раздав все имение бедным, также постриглись и затворились в одной келлии. И вот бывший прежде скоморохом и великим грешником, Вавила стал муж умилен, полн страха Божия, смирен и кроток, мнозем на пользу быв, и, Богови угодив, в вечную преставися жизнь, о Христе Иисусе Господе нашем» [11].

Другой пример рассказывает святитель Василий Кинешемский в своих «Беседах на Евангелие»:

«Вот преподобномученица Евдокия, первоначально великая грешница, очищенная и преображенная словом Божиим, подобно тому горящему углю, который взял клещами с жертвенника Господня шестокрылатый Серафим, чтобы коснуться уст пророка.

В миру ее звали Марией. Она была дивно хороша собой, и в этом было ее несчастье. Успех, лесть, всеобщее поклонение вскружили ей голову. Мария вела суетную, легкомысленную светскую жизнь, снаружи нарядную и блестящую, но по содержанию пустую и пошлую. Пиры, развлечения всякого рода заполняли все ее время, не давая ей опомниться, прийти в себя. Но под внешностью светской львицы таилось доброе сердце и отзывчивая душа. Это ее спасло.

Однажды около той гостиницы, где пировала Мария, окруженная толпой поклонников, остановились в нерешительности два старца-инока. Видно было, что они пришли издалека. Их ноги и одежда были покрыты пылью, избитая, потрепанная обувь говорила о дальней дороге. Они были утомлены, и им хотелось отдохнуть в гостинице, но звуки музыки и веселое общество их пугали. Наконец они решились войти. Их поместили рядом с пиршественным залом в комнате, отделявшейся лишь тонкой перегородкой.

Шумная оргия продолжалась. Слышались бесстыдные речи. Опьяненная Мария танцевала соблазнительный, сладострастный танец.

Кто-то вспомнил о старцах.
- Посмотрим, что они делают? То-то, должно быть, намолятся!
- Оставьте их в покое, - сказала Мария с улыбкой.
Но уже несколько беспутных гуляк столпились у перегородки, прислушиваясь к тому, что делалось за ней.
- Тсс…Тише! Что-то читают! Послушаем!
Шум умолк. В наступившей тишине слышался слегка заглушенный стеной голос читавшего старца.
Он читал:
“И вот женщина того города, которая была грешница, узнав, что Он возлежит в доме фарисея, принесла алавастровый сосуд с миром и, став позади у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы Своей, и целовала ноги Его, и мазала миром”
- Вот нашли место для подобных чтений! – воскликнул один из молодых гуляк. – Эй, вы там!..
- Оставь! – вскричала Мария. Лицо ее становилось все серьезнее по мере того, как развертывалась чудная евангельская история о прощенной грешнице. Она сама не понимала, что с ней делалось.
Старческий голос продолжал:
“А потому сказываю тебе: прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много”.
- Ну, ты-то уж не станешь заботиться об этом! – шепнул Марии самый юный из гостей.
Громкий вопль был ему ответом. Все вздрогнули. Мария стояла вся трепещущая. Смертельная бледность покрывала ее лицо. Темные очи горели пламенем.
- Прочь от меня все! Оставьте меня!..
В ее сердце горели эти дивные слова о прощении, о спасении, о милосердии Божием. Так засохшая земля жадно глотает влагу весеннего дождя.
Смущенные гости расходились. Мария бросилась за перегородку к изумленным старцам. Мгновенное изумление последних сменилось негодованием.
- Уйди от нас! – сказал один из них сурово. – Или нет в тебе стыда?!
- Отцы, не отвергайте меня! Я – грешница, но Господь не отверг блудницы!..
Она прильнула устами к запыленным ногам старцев: грешница Мария стала святой Евдокией. Слово Божие принесло стократный плод» [12].

Еще один случай рассказывает святитель Николай Сербский. Этот случай был не так давно – в начале XX века. Известный японский разбойник Токисо Иси, грабитель и убийца, совершенно переменился от одной евангельской фразы. Это произошло с ним, когда он находился в заключении, ожидая приговора за свои преступления:

«В один прекрасный день просто от скуки Токисо протянул руку и взял книгу с полки. Прочитал заглавие: Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа. Полистал ее немного и навскидку прочитал несколько фраз, которые не произвели на него особого впечатления. Вернул книгу на полку. Так минуло еще несколько дней. Он снова взял книгу в руки и открыл ее там, где говорилось о Христовых страданиях. Читая, он негодовал на Пилата и злился на иудеев за то, что они судят и приговаривают к смерти праведного человека. Вспомнил он и о своем убийстве гейши и о безвинном Комори, которому, как и Иисусу, без всякой причины грозит смертная казнь. Все внимательнее вчитываясь в текст, Токисо буквально впивался в канву событий, желая узнать, что все-таки в конечном счете будет с Иисусом. Но, дойдя до слов: “Иисус же говорил: Отче! прости им, ибо не знают, что делают, – закрыл книгу. Он почувствовал, что кто-то, будто иглой, поразил его в самое сердце. Может ли такое быть? Ведь такое не видано и не слыхано, чтобы некто, так истязаемый и измученный, как Иисус, перед последним издыханием все простил Своим врагам! Об этом Токисо не мог даже грезить! Вот как он сам излагает свои мысли: “Я считаю, что главный враг того или иного человека – тот, кто покушается на его жизнь. Да и в самом деле нет большего неприятеля, чем этот. И вот, как раз в ту минуту, когда у Иисуса забирают жизнь, Он молится за Своих палачей небесному Богу: Отче! прости им, ибо не знают, что делают. Что другое могу я предположить, нежели что Иисус был Сыном Божиим? Подумал я о том, что всякий обычный человек пылает гневом и прочими мерзкими страстями даже за малое чинимое ему зло. Однако Иисус молился за врагов именно в тот момент, когда они отнимали у Него жизнь – и причем такую драгоценную жизнь, которую ничто в мире не может заменить. Такой поступок абсолютно невозможен для заурядного человека. И потому мы должны признать и сказать: ОН БЫЛ БОГОМ”» [13].

Впоследствии этот человек, о котором рассказывает святитель Николай, покаялся в своей преступной жизни, признал перед властями свою вину в совершенном убийстве.

Можно привести еще много примеров того, как Господь Своим евангельским словом преображал даже великих грешников. Какое же отношение это имеет к нам? Для нас важно помнить, что и с нами Господь говорит через Евангелие, и на нас являет Свою силу, и нас хочет таким образом спасти. Хотя мы и не совершаем смертных грехов на деле, но мы так же нуждаемся в полном преображении своей души, как эти грешники. И Господь подает нам это преображение через чтение Евангелия. Конечно, далеко не всегда это происходит столь явно и быстро, как в описанных случаях, – как правило, мы оказываемся не способны на столь великое покаяние. Однако немало уже и то, если мы каждый день под действием евангельских слов совершаем хотя бы небольшой шаг к Господу, укрепляемся в духовной борьбе, и наше внутреннее устроение постепенно изменяется.

Мне вновь хотелось бы привести примеры того, как читали Евангелие подвижники благочестия, чтобы мы могли у них поучиться этому.

Например, митрополит Вениамин (Федченков), прибегнув к чтению Евангелия и самому простому его объяснению, помог одной из свои духовных дочерей избавиться от помыслов неверия, которые сильно бороли ее. Вот как он рассказывает о своей беседе с этой молодой женщиной:

«И вдруг мне пришла мысль: прочитать ей что-либо из Евангелия.
- Мы с вами не будем сейчас доказывать бытие и истину мира. А просто посмотрим ее. Увидим своими очами.
- Как? – удивленно спрашивает она с радостной тайной надеждой выйти из охватывавшего ее ужаса сомнений.
- Вот Евангелие. Что такое оно есть? Мы говорим: “Откровение Божественное”, “Слово Божие”. Если откровение, то оно не доказывает, а просто показывает, открывает нам тот мир, его несомненную действительность и истину. Ну, вот я открою, где попало; и мы с вами прочитаем и увидим тот мир.
Я открыл случайно Евангелие от Марка, и пальцы упали на конце пятой главы. Читаю ей про воскрешение дочери архисинагога:
“И взяв девицу за руку, говорит ей (Христос): «Талифа, куми!», что значит: «Девица, тебе говорю, встань». И девица тотчас встала и начала ходить, ибо была лет двенадцати. Видевшие пришли в великое изумление. И Он строго приказал им, чтобы никто об этом не знал; и сказал, чтобы дали ей есть” (ст.41 – 43).
- Ну, посмотрите, - говорю. – Разве же не очевидно вам, что все это записано достоверными очевидцами?! Ну, скажите: зачем бы им писать о девочке-полудевице, что она по воскресении, “начала ходить” по комнате?! Не все ли равно: ходила ли, сидела ли? … И, однако, эту деталь очевидцы заметили и записали. Святой евангелист Марк, как известно, писал со слов своего учителя апостола Петра, который был при этом чуде с Иоанном и Иаковом. И их самих удивило это хождение: только что была мертвою, а теперь уже гуляет, как здоровая. Известно же, что дети не любят сидеть, а любят двигаться, делать что-нибудь. И Апостол объяснил именно этим: ей было тогда еще лишь “около двенадцати лет”. Девочка еще. А потом: “Дайте ей есть”… Другая замечательная деталь: хотя и ходила она по комнате, но от болезни все же ослабла; и Спаситель и об этом позаботился. Ну, - говорю, - скажите сами (вы – честная и умная девушка), разве не очевидно всякому непредубежденному уму и сердцу, что все это действительно было? Ну, разве же в самом деле не открылось и вам, что все это – истина? А если истинны эти 2-3 стиха, то истинно и все, что выше и ниже написано о Христе и об Отце Его и о Духе Святом и вообще все то, что открыто в Евангелии о том мире?! Скажите сами.
- Да, это верно! – тихо подтвердила смущенная писательница. – Это правда.
И она ушла совершенно умиренная» [14].

Владыка Вениамин рассказывает, что вскоре после этого девушке во время Причастия явился Сам Господь.

Интересный пример из своей жизни приводит игумения Арсения:

«Как-то у меня было много дела, много разговоров, и я отяготилась ими и взяла скорее Евангелие, чтобы хоть одно какое слово прочесть, просветить душу. Раскрываю Евангелие – и как раз ни одного слова учения, но все исцеления и исцеления. Как Господь исцелил слепорожденного, как – от водяной болезни, как – расслабленного; я сначала искала слово учения, а потом сказалось в моей душе, что и все исцеления есть тоже учение для моей души. Если Господь исцелил прокаженного, исцелит и мою душу прокаженную, исцелит меня, слепую; и, как от водяной болезни исцелил страждущего, так исцелит мою душу, через которую проходят целые потоки страстей. И так каждое слово, каждое дело Евангелия воображает в нас Христа» [15].

Интересно, что такое понимание евангельских чудес совпадает с поучением святителя Игнатия. Он пишет:

«Читая о прокаженных, расслабленных, слепых, хромых, беснующихся, которых исцелил Господь, помышляй, что душа твоя, носящая многоразличные язвы греха, находящаяся в плену у демонов, подобна этим больным. Научайся из Евангелия вере, что Господь, исцеливший их, исцелит и тебя, если ты будешь прилежно умолять Его об исцелении твоем» [16].

В рассказе игумении Арсении есть еще один момент, на который мне хочется обратить ваше внимание. По ее собственному признанию, она искала в Евангелии поучение, но находила только рассказы о чудесах, однако именно они и оказались для нее лучшим поучением. Надо заметить, что так бывает довольно часто. Когда мы читаем Евангелие, мы находим в нем совсем не то, что искали, но зато именно то, что нам в данный момент нужно. Как говорит преподобный Петр Дамаскин:

«В Божественных Писаниях находятся многие тайны сокрытыми, и мы не знаем намерение Божие в читаемом нами. Когда же кто-нибудь поищет блаженным плачем, тогда находит, ибо в этом состоит делание страха, через которое бывает откровение таин» [17].

Это еще одно свидетельство того, что мы постигаем евангельские истины не собственным рассуждением, а Сам Господь через Евангелие говорит с нами и вразумляет нас, и помогает нам.

Мне хотелось бы вновь подчеркнуть, что Евангелие мы должны читать очень просто, отложив всякое размышление. Можно привести еще один пример такого чтения – из книги митрополита Вениамина «О вере, неверии и сомнении». Вот что рассказывает Владыка о самом себе:

«Я уже заметил, что не нужно при чтении Евангелия задаваться какими-либо необычными, хотя бы и приличными целями, например, собирать материал для будущей проповеди, отмечать важные места для сочинения, превращать в материал для уроков, лекций и тому подобного. Все это чрезвычайно вредит действию духа евангельского, отгоняет его. Помню, например, как я, будучи уже преподавателем в академии, читал в келии Евангелие… Было светло на душе, интересно и живо для ума… Но вот я решил сочетать и другую задачу: отмечать для моих работ некоторые места о Царстве Божием… И только я начал заниматься этим прикладным делом, мгновенно свет евангельский потух. Я пробовал повторять, гнаться за двумя целями и на другой день, и на третий. Увы! Бесплодно. Евангелие было мертво… И пришлось отказаться от второй задачи, а попросив у Господа прощения, я смирился и начал читать по-прежнему, “для спасения души”… И мертвец ожил» [18].

Так происходит и у нас. Когда мы начинаем читать Евангелие рассудочно, пытаемся истолковать его по своему разумению – тогда свет евангельский для нас угасает, и мы не видим ничего, кроме букв. И наоборот, когда нам удается смириться и читать просто, с верой, отбросив все рациональное, – тогда мы вновь созерцаем в Евангелии Живого Господа. Само восприятие Евангелия у нас тогда совершенно меняется, каждое его слово становится источником глубоких чувств. Можно привести простой пример того, как это бывает. Например, мы читаем в Евангелии такие слова: «Войдя в одну лодку, которая была Симонова, Он просил его отплыть несколько от берега и, сев, учил народ из лодки» (Лук. 5, 3). Прочитав эти простые слова, мы вдруг живо осознаем – какое это великое чудо! Бог, сотворивший Небо и землю, ступает по земле, Бог, Властитель мира, входит в лодку, как простой рыбак! Он стал человеком ради меня, Он сошел на землю, подошел совсем близко ко мне и хочет сказать мне слово истины. И мы изумляемся любви Божией, исполняемся благодарности, страха, радости. Конечно, для нас это было бы невозможно, если бы мы пытались постичь Евангелие только рассудком.

Приведу еще один пример того, как читали Евангелие подвижники. Архимандрит Игнатий (Малышев), ученик святителя Игнатия Брянчанинова, впоследствии настоятель Троице-Сергиевой пустыни, рассказывал своим духовным чадам о том, как он читал Евангелие в детстве. Тогда он, конечно, еще не мог читать Евангелие рассудочно – просто в силу своего возраста. Он читал его по-детски просто. И именно такое чтение являлось для него источником духовного наслаждения и помогало терпеливо переносить скорби. Скорбей же у него было немало. Он был тогда прислугой в купеческом доме и одна из женщин, прислуживавших там же, часто бранила и обижала его без всякой вины, ей было совершенно невозможно угодить. В этой беде мальчика утешало только чтение Евангелия. Вот как он об этом рассказывает:

«Было у меня Евангелие, лежит, бывало, открытое на столе; много читать некогда, а так, между делом, прибежишь, заглянешь, прочтешь хоть словечко – наслаждение! Слезы льются, так и ходишь с этим словечком. Никогда в жизни так не читывал. Что говорить, трудно было переносить обиды, а потом я даже полюбил их» [19].

Из этого краткого эпизода мы можем сделать еще один важный вывод. Чтение Евангелия способствовало тому, что еще в детстве подвижник положил начало одной из главных христианских добродетелей – смирению. И если мы будем читать Евангелие так, как читал его этот мальчик, – с детской простотой и верой, – то будем постепенно избавляться от страстей и стяжевать добродетели. Может быть, мы даже не будем замечать, как это происходит, но это обязательно произойдет, и по прошествии времени мы увидим в себе удивительное изменение.

Мне хотелось бы вновь зачитать пример из книги «Откровенные рассказы странника», из которого ясно видно, как чтение Евангелия незаметно исцеляет душу от самых тяжелых недугов. Этот случай рассказал страннику один капитан. Некогда он имел страсть к винопитию и не знал, как побороть ее, пока однажды Господь не послал ему неожиданную помощь.

«В одно время я с раздумьем сидел в казармах. Вдруг вошел к нам какой-то монах с книжкой для сбора на церковь. Кто что мог – подали. Он, подошедши ко мне, спросил: “Что ты такой печальный?” Я, разговорившись с ним, пересказал мое горе; монах, сочувствуя моему положению, начал: “Точно то же было с моим родным братом, и вот что ему помогло: его духовный отец дал ему Евангелие да и накрепко приказал, чтобы он, когда захочет вина, то, нимало не медля, прочел бы главу из Евангелия; если и опять захочет, то и опять читал бы следующую главу. Брат мой стал так поступать, и в непродолжительном времени страсть к питию в нем исчезла, и теперь вот уже пятнадцать лет он капли хмельного не берет в рот. Поступай-ка и ты так, увидишь пользу. У меня есть Евангелие, пожалуй, я принесу тебе”.

Выслушав это, я сказал ему: “Где же помочь твоему Евангелию, когда никакие старания мои, ни лекарственные пособия не могли удержать меня?”. Я сказал сие так, потому что никогда не читывал Евангелия. “Не говори этого, – возразил монах, – уверяю тебя, что будет польза”. На другой день действительно монах принес мне вот это Евангелие. Я раскрыл его, посмотрел, почитал да и говорю: “Не возьму я его; тут ничего не поймешь, да и печать церковную читать я не привык”. Монах продолжал убеждать меня, что в самих словах Евангелия есть благодатная сила; ибо писано в нем то, что Сам Бог говорил. “Нужды нет, что не понимаешь, токмо читай прилежно. Один святой сказал, если ты слова Божия не понимаешь, так бесы понимают, что ты читаешь, и трепещут; а ведь страсть пьянственная непременно по возбуждению бесов. Да вот тебе еще скажу: Иоанн Златоустый пишет, что даже та самая храмина, в которой хранится Евангелие, устрашает духов тьмы и бывает неудобь приступна для их козней”.

Я что-то дал оному монаху, взял у него сие Евангелие, да и положил его в сундучок с прочими моими вещами и забыл про него. Спустя несколько времени пришло время мне запить, смерть захотелось вина, и я поскорее отпер сундучок, чтобы достать деньги и бежать в корчму. Первое попалось мне в глаза Евангелие, и я вспомнил живо все то, что говорил мне монах, развернул и начал читать сначала 1-ю главу от Матфея. Прочитавши ее до конца, именно ничего не понял; да и вспомнил, что монах говорил: “Нужды нет, что не понимаешь, только читай прилежно”. Дай, думаю, прочту другую главу; прочел, и стало понятнее. Дай же и третью; как только ее начал, вдруг звонок в казарме: к местам на койки. Следовательно, уже идти за ворота было нельзя; так я и остался.

Вставши поутру и расположившись идти за вином, подумал: прочту главу из Евангелия – что будет? Прочел и не пошел. Опять захотелось вина; я еще стал читать, и сделалось легче. Это меня ободрило; и при каждом побуждении к вину я стал читать по главе из Евангелия. Что дальше, то все было легче, наконец, как только окончил всех четырех евангелистов, то и страсть к питию совершенно прошла, и сделалось к ней омерзение. И вот ровно двадцать лет я совершенно не употребляю никакого хмельного напитка» [20].

Этот случай является очень подходящим примером для всех нас. Вы, наверно, помните Батюшкины слова, – он говорит об этом довольно часто, – о том, что человека может опьянять не только вино, но и действие любой страсти. Гнев, блудная страсть, уныние, тщеславие точно также помрачают наш ум, как вино. Но каждая из нас имеет возможность, как этот капитан, читать Евангелие во время действия страсти. И каждая, если будет так делать, обязательно почувствует благотворное действие евангельских слов. Причем это происходит даже тогда, когда мы не до конца понимаем смысл евангельских поучений.

Например, каждый раз, когда вас сильно борет уныние, хорошо сразу начинать читать Евангелие. Хотя в этот момент вам, может быть, очень не хочется этого делать и кажется, что ничто уже не поможет вам в вашем состоянии. Все же заставляйте себя читать – и вскоре почувствуете облегчение. Либо какие-то слова вдруг откроют вам, что никаких причин для уныния нет, либо само по себе чтение Евангелия доставит радость, и страсть уныния просто перестанет действовать.

И так можно поступать во время действия любой страсти. По этому поводу святитель Иоанн Златоуст говорил следующее:

«Как только кто касается Евангелия, то тотчас благоустрояет ум свой и при одном только взгляде на него отрешается от всего житейского. Если же присоединяется и внимательное чтение, то душа, как бы вступая в таинственное святилище, очищается и делается лучшей, так как с ней беседует Бог через эти Писания. Даже если ты не понимаешь содержащегося в них, от самого чтения бывает великое освящение».

Постоянное внимательное чтение Евангелия исцеляет душу и приводит ее в правильное устроение. Об этом есть два хороших поучения в древних патериках:

«Поведал авва Иоанн: “Пришли мы однажды из Сирии к авве Пимену, желая спросить его о нечувствии сердца. Старец сказал: вода по своему свойству мягка, а камень тверд. Но если над камнем висит желоб, то вода, стекая по нему каплями, мало-помалу пробивает камень. Так и слово Божие мягко, а сердце наше жестко, но если человек часто слышит слово Божие, то сердце его отверзается к принятию страха Божия”» [21].

И второе поучение:

«У старца было два пустых кувшина. Старец сказал брату: “Пойди возьми один из этих сосудов, налей в него воды, вымой, воду вылей и сосуд кверху дном поставь на свое место”. Сделал это брат один раз и, по повелению старца, в другой, и третий раз. Тогда старец сказал ему: “Принеси оба сосуда сюда”. Когда брат принес, старец спросил его: “Который из двух сосудов чище?” Брат отвечал: “Тот, в который я наливал воду и который мыл”. На это старец сказал: “Так и душа, сын мой. Та, которая часто слышит слово Божие, хотя не удерживает в памяти ничего из слышанного, однако более очищается, чем та, которая не слышит слова Божия”» [22].

Итак, евангельские слова действуют на нас благотворно, даже если мы не можем сразу постичь их смысл. Из этого, однако, не следует, что мы можем читать Евангелие расслабленно и невнимательно, как бы предоставлять Господу действовать, а самим не делать ни малейшего движения навстречу. Нет, имеется в виду совсем не это. Речь идет о том, что, когда мы читаем Евангелие, мы постигаем его не столько благодаря своему рассудку, сколько благодаря благодати Божией. И читать мы должны с усердием, вниманием, напряжением всех сил души в стремлении к Богу.

В этом смысле чтение Евангелия можно сравнить с молитвой. Точно также как в молитве мы предстоим пред Господом и просим Его помиловать нас, так и читая Евангелие, мы мысленно зрим Христа и ожидаем от Него милости, вразумления, ободрения.

Кстати, отец Андрей (Машков) говорил, что Евангелие нужно читать так же, как молиться. Причем это касается и внешней, и внутренней стороны этого делания. Отец Андрей всегда наставлял своих духовных чад, что Евангелие – это Сам Спаситель, и читать его нужно непременно стоя или, если совсем нет сил, – на коленях. Мы должны, как свеча, стоять пред Господом, – так он говорил.

Но конечно, как в молитве главное – это внимание, усердие, так и при чтении Евангелия мы должны стараться хранить внутреннюю собранность, заключать ум в Божественные слова, отвергая при этом все помыслы.

Святые отцы также сравнивают чтение Евангелия с умным деланием – именно с Иисусовой молитвой. Они говорят, что Божественное имя Иисуса Христа заключает в себе все евангельские истины и что Иисусова молитва есть сокращение всего Евангелия. Если помните, в начале беседы я зачитывала слова преподобного Парфения Киево-Печерского: «Сия книга есть мати всех книг, также она есть молитва над молитвами» [23]. То есть Евангелие – это высшая молитва.

Говоря о том, как нужно читать Евангелие, святые отцы предлагают те же советы, которые подходят при упражнении в Иисусовой молитве.

Например, преподобный Ефрем Сирин говорит, что читать нужно с усердием и прилежно, с великим вниманием – так, как если бы мы были обязаны пересказывать то, что прочитали. Интересно, что отец Андрей (Машков) это наставление святого отца проводил в жизнь. Он иногда делал так: подходил к какой-нибудь сестре и просил пересказать Евангелие, которое читалось в этот день за Богослужением. И если она не могла вспомнить, он говорил: «Ты не была на службе. Ты, наверно, на базаре была». Вот и мы должны так же читать и слушать Евангелие, как будто потом нас могут попросить его пересказать.

Святитель Игнатий тоже говорит о внимании, но при этом отмечает такую деталь – внимание должно быть буквально к каждому слову. Так же, как в молитве, в Евангелии каждое слово полно жизни и смысла. Вот что говорит святитель Игнатий:

«В Евангелии не сочти ничего маловажным, малодостойным рассматривания. Каждая йота его испущает луч жизни. Пренебрежение жизни – смерть» [24].

Наконец святитель Иоанн Златоуст замечает, что чтение Евангелия ненавистно бесам, и они стараются препятствовать этому деланию. И так же, как в молитве, нам просто не нужно обращать внимания на их приражения:

«Когда будешь читать, смотри, чтобы тебя не отвлек враг, говоря: прежде всего сделай вот это дело, и тогда будешь беззаботно читать. Когда он это подсказывает, то внушает, чтобы этим занятием удержать тебя от чтения и приобретения пользы. Когда диавол увидит человека читающим с напряжением и пользой, он нападает этими средствами и многими иными, ища, чтобы препятствовать этому».

Святые отцы вообще отмечали, что чтение Евангелия и молитва связаны между собой неразрывно. Они называли эти делания сопредельными и говорили, что молитва помогает уразуметь смысл Евангелия, а чтение Евангелия содействует молитве.

Так, святитель Игнатий говорил:

«Молись в сокрушении духа Господу, чтоб Он открыл тебе очи видеть чудеса, сокровенные в законе Его, который – Евангелие» [25].

Та же мысль есть в писаниях преподобного Исаака Сирина:

«К словесам таинств, заключенных в Божественном Писании, не приступай без молитвы и испрошения помощи у Бога, но говори: “Дай мне, Господи, приять ощущение заключающейся в них силы”. Молитву почитай ключом к истинному смыслу сказанного в Божественных Писаниях» [26].

И он же объединяет эти делания в одно:

«Когда станешь на молитву и на правило свое, то вместо размышления о том, что видел и слышал в мире, найдешь в себе размышление о Божественных Писаниях, какие прочел, и сим размышлением приведется в забвение, что памятовалось о мирском, а таким образом приходит ум в чистоту. И сие значит, что чтение помогает душе, когда станет на молитву; и также: душа молитвою просвещается в чтении. И чтение опять доставляет пищу разным видам молитвы, а потому и чтением душа просвещается, чтобы всегда молиться неленостно и несмущенно» [27].

Вероятно, вы и сами замечали, что во время богослужения или правила часто становится легче молиться после того, как священник прочтет Евангелие или после того, когда придут на память какие-то особенно важные для нас евангельские слова. Старец Емилиан рассказывает в одной из своих бесед, что перед богослужением он всегда читает Евангелие. Вот что он говорит:

«Что касается меня, то когда мне предстоит служить, я прежде желаю достаточно времени побеседовать со своим Евангелием. Ведь если я верю, что Христос мой присутствует там и моя вера не есть лишь умственная энергия, но есть чувство всего моего бытия – души, тела и духа, то как мне не беседовать с Евангелием? Иначе будет величайшая, какая только может быть, изоляция себя самого от Бога» [28].

Можно еще сказать, что чтение Евангелия и молитва дополняют друг друга, одно делание является продолжением другого. Каким образом? Часто бывает, что, когда мы молимся, то мы хотим не только обращаться к Богу, но и услышать ответ от Него. И Господь отвечает нам, подавая некое благодатное состояние. Однако мы не всегда удовлетворяемся этим, мы хотим услышать ясный ответ, как если бы Сам Спаситель явился нам и сказал какие-то слова. И вот такой ответ мы получаем через Евангелие. Это бывает тогда, когда те или иные евангельские слова вдруг не только становятся понятными нашему уму, но проникают вглубь нашего существа и звучат в самом сердце. Мы не просто логически осознаем, что нужно исполнять какую-либо заповедь, но чувствуем это всем сердцем. Именно тогда мы становимся не только слышателями слова Божия, но и творцами.

Существует и еще одна общая черта в этих двух деланиях – молитве и чтении Евангелия. Через Евангелие, как и через молитву, нам открывается реальность в истинном ее виде. Если мы редко молимся и мало читаем Евангелие, то мы воспринимаем окружающий нас мир и все происходящие в нем события очень искаженно. Мы смотрим на них лишь земным взглядом, а на сердце нашем лежит завеса. Когда мы обращаемся к слову Господню, тогда эта завеса с нашего сердца спадает. И вместо ветхого, плотяного взгляда мы обретаем взгляд новый – начинаем видеть все сердцем. Любую вещь и любую ситуацию мы воспринимаем с точки зрения вечности. Для примера можно вспомнить одно событие из Евангелия. Во время проповеди Иисуса Христа в Иерусалиме с неба прозвучал глас Божий, возвещавший Спасителю славу. Но люди, собравшиеся вокруг Господа, услышали только гром. На сердце их лежала завеса, которая не позволила им услышать истину. Когда мы читаем Евангелие, для нас раскрывается подлинное содержание жизни, которое без этого чтения остается для нас сокровенным.

Но конечно, это происходит не сразу. Чтобы наши ум и сердце переменились под действием Евангелия, нам нужно долго и часто упражняться в его чтении. И в связи с этим мне хотелось бы отметить еще одно важное сходство в молитве и чтении Евангелия – это необходимость постоянства. Нам иногда очень не хватает этого качества. Бывает так, что мы вдохновляемся наставлениями святых отцов, беремся за какое-то делание, но, не видя в течение долгого времени плодов, – разочаровываемся и оставляем этот подвиг. А между тем от постоянства зависит успех любого духовного делания.

Мне хотелось бы, чтобы мы никогда не ослабевали в усердном, внимательном чтении Евангелия. Оно должно стать для нас некой ненасытимой потребностью. Хорошо бы, если бы помимо обязательных двух глав Евангелия в день мы старались иногда прочитывать еще главу или две, использовали бы свободные минуты для того, чтобы прочесть хотя бы несколько фраз. Кстати, отец Андрей (Машков) говорил своим чадам, что Евангелие нужно читать по три-четыре главы в день, не меньше. Сам он читал Евангелие очень много. Его духовные чада всегда видели его либо занятым ремеслом (и при этом он непрестанно произносил Иисусову молитву), либо читающим Евангелие. Каждый раз, когда он делал перерыв в работе, он вставал на колени и читал Евангелие. Его духовные чада предполагают, что таким образом он прочитывал по одному евангелисту в день.

Кстати, многие подвижники совершали нечто подобное. Нам, немощным, сейчас это представляется подвигом, но для них этот подвиг был, по выражению святителя Игнатия, «сладостным». Например, уже упомянутый преподобный Парфений Киево-Печерский прочитывал каждый день по одному евангелисту и благословлял на это и своих духовных чад. А многие древние отцы считали своей обязанностью знать Евангелие наизусть. Так, например, преподобный Пахомий Великий и все его ученики заучивали Евангелие. И в наши дни известны примеры такого ревностного отношения к этой книге. Игумения Таисия (Солопова), еще будучи, как тогда говорили, институткой, выучила Евангелие наизусть. Вот что она пишет в своих воспоминаниях:

«Самая любимая моя и самая дорогая книга была святое Евангелие; в его словах я чувствовала не только сладость и утешение души, но и какую-то потребность ежеминутного неразлучного с ним пребывания, а так как это было неудобно и невозможно, то я принялась изучать его наизусть» [29].

Конечно, не многие из нас способны повторить подвиг игумении Таисии. Но для каждой из нас вполне доступно и естественно чувствовать тягу к Евангелию, каждодневную потребность в слове Божием. Преподобный Зосима Верховский в «Поучении о послушании» называет слово Божие манной небесной, хлебом ангельским, «имже питаются души, Бога алчущии» [30]. Можно сказать, что мы должны читать Евангелие так, как голодные едят. Душа наша требует этой небесной пищи, она необходима ей для жизни, для спасения.

Зачитаю одно древнее поучение, в котором ярко выражена эта мысль:

«Один инок, придя к своему духовному отцу, сказал: “Отче! Я брошу читать слово Божие”. “Что так?” - спросил старец. “Да не понимаю написанного”, – отвечал инок. “Чадо, – сказал ему тогда старец, – овцы, когда найдут тучную пажить, с жадностью хватают траву и проглатывают ее не жуя, стараясь только как можно больше захватить, а потом, уже наевшись, пережевывают ее. Так и ты, пока имеешь время и возможность, сколь можно больше, без лености читай Божественные книги, и темное для тебя будет светлым. Ибо благодаря навыку непонятное поймешь, или от отцов и учителей Церкви узнаешь, или, наконец, если некому будет растолковать тебе, просветит тебя Сам Господь”» [31].

Итак, я призываю вас к тому, чтобы вы читали Евангелие неленостно, со вниманием и усердием и одновременно с верой в Божие милосердие, с открытым сердцем, простым, не рассуждающим умом.

В заключение же беседы мне хотелось бы напомнить еще об одной важной вещи. С нами иногда бывает, что мы читаем Евангелие вроде бы правильно, выполняем все наставления святых отцов, стараемся, чтобы было и внимание, и благоговение, и вера, – но при этом чтение все же кажется нам скучным, и сердце никак не отзывается на евангельские слова. Что это значит? Что Господь почему-либо отвернулся от нас? Или что Евангелие утратило свою силу?

Ответ на это содержится в словах преподобного Ефрема Сирина: «Если слушать слово Божие тяжело для твоего терпения, то тем паче тяжело для тебя исполнение его на деле. Заключай из этого о себе, что ты нерадив».

Когда Евангелие ничего не говорит нам, это не значит, что Господу нечего нам сказать. Это значит, что мы впали в нерадение, оставили духовный подвиг, – и просто мы сами отказываемся от Божественного откровения и силы Христовой.

По точнейшему выражению святителя Игнатия, читать Евангелие необходимо не только глазами, не только умом, но самой своей жизнью. И только по мере исполнения евангельских заповедей нам открывается таинственный смысл и великая сила Божественных слов.

[1] Полное собрание творений святителя Игнатия Брянчанинова. М.: «Паломник», 2007, т. 8.

[2] Творения святителя Игнатия. Аскетические опыты. М.: Сретенский монастырь, 1996, т.1, с. 108.

[3] Слова подвижнические преподобного Исаака Сирина, М.: Сретенский монастырь, «Правило веры», 2002, с.437.

[4] Перевод беседы «Я – Христос» выполнен сестрами монастыря по книге ρχιμ.Αμιλιανοю Θεα λατρεα. Προσδοκα κα ρασις Θεο. κδσεις ρμλια. 2003. Σλ. 122.

[5] Преподобный старец Парфений Киево-Печерский. Жизнеописание, наставления. М.: Русский хронограф, 1993, с. 44.

[6] Полное собрание творений святителя Игнатия Брянчанинова. М.: «Паломник», 2007, т. 8.

[7] Путь немечтательного делания. Игумения Арсения и схимонахиня Ардалиона. М.: Сретенский монастырь, 1999, с. 91.

[8] Откровенные рассказы странника духовному своему отцу. М.: Православный Свято-Тихоновский Богословский институт, 2002, с. 235–237.

[9] См. Игумен Марк (Лозинский). Отечник проповедника. Сергиев Посад: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1997, с. 478.

[10] Преподобный старец Парфений Киево-Печерский. Жизнеописание, наставления. М.: Русский хронограф, 1993, с. 44.

[11] Игумен Марк (Лозинский). Отечник проповедника. Сергиев Посад: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1997, с. 539.

[12] Святитель Василий епископ Кинешемский. Беседы на Евангелие от Марка. М.: Издательство «Отчий дом», 2003, с.137.

[13] Творения святителя Николая Сербского (Велимировича). Библейские темы. М.: «Паломник», 2005, с.352.

[14] Митрополит Вениамин (Федченков). О вере, неверии и сомнении. Льялово: Церковь Рождества Пресвятой Богородицы, 2002, с. 35–37.

[15] Путь немечтательного делания. Игумения Арсения и схимонахиня Ардалиона. М.: Сретенский монастырь, 1999, с. 91.

[16] Творения святителя Игнатия. Аскетические опыты. М.: Сретенский монастырь, 1996, т.1, с. 109.

[17] Преподобный Петр Дамаскин. Творения. М.: Издательство Московского подворья Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2001, с.181.

[18] Митрополит Вениамин (Федченков). О вере, неверии и сомнении. Льялово: Церковь Рождества Пресвятой Богородицы, 2002, с. 99.

[19] Ты мой Бог, я Твой раб. Жизнеописание Архимандрита Игнатия (Малышева). СПб.: «Сатис», 2000, с. 13.

[20] Откровенные рассказы странника духовному своему отцу. М.: Православный Свято-Тихоновский Богословский институт, 2002, с. 31–33.

[21] Игумен Марк (Лозинский). Отечник проповедника. Сергиев Посад: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1997, с. 539.

[22] Там же.

[23] Преподобный старец Парфений Киево-Печерский. Жизнеописание, наставления., М.: Русский хронограф, 1993, с. 44.

[24] Святитель Игнатий Брянчанинов. Аскетические опыты. М.: Сретенский монастырь, 1996, с. 109.

[25] Святитель Игнатий Брянчанинов. Аскетические опыты. М.: Сретенский монастырь, 1996, т.1, с. 108.

[26] Слова подвижнические преподобного Исаака Сирина. М.: Сретенский монастырь, «Правило веры», 2002, с. 627.

[27] Слова подвижнические преподобного Исаака Сирина. М.: Сретенский монастырь, «Правило веры», 2002, с. 441.

[28] ρχιμ.Αμιλιανοю Θεα λατρεα. Προσδοκα κα ρασις Θεο. κδσεις ρμλια. 2003. Σλ. 126.

[29] Записки игумении Таисии, настоятельницы первоклассного Леушинского женского монастыря. Петроград: Издание Леушинского монастыря, 1916, с.16.

[30] Преподобный Зосима Верховский. Поучение о послушании. Екатеринбург: Издательство Ново-Тихвинского женского монастыря, 2005, с.163.

[31] Игумен Марк (Лозинский). Отечник проповедника. Сергиев Посад: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1997, с. 538.


12.03.2008.

Calendar
  Июнь 2018   Предыдущий месяц Следующий месяц
ПНВТСРЧТПТСБВС
  1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

Устав трапезы
на Петров пост

Расписание богослужений
в храме св. Александра Невского

Расписание богослужений
в храме Всемилостивого Спаса

09.07.2018
Празднование Тихвинской иконы Божией Матери

17.07.2018
100 лет со дня мученической кончины святых Царственных Страстотерпцев

20.07.2018
100 лет со дня мученической кончины сщмч. Павла Чернышева (1918 г.)

Она была живой частичкой святой Руси

Об истинной свободе

Первый постриг в схиму

Самой старшей насельнице нашего монастыря - монахине Георгии (Глафире Никитичне Ярутиной) исполнилось 90 лет

Беседа матушки о чтении

Святыни обители

перейти к разделу
Архивное послушание


Взяв на себя труд подвижнической жизни, несите его с любовию и терпением.
прп. Варнава Гефсиманский







Вышивка

Выражаем благодарность компании «Наумен» за разработку и поддержку сайта


[ Главная | Жизнь обители | Служение | Паломничество | Календарь | Благотворительные проекты | Фотоальбом | Библиотека | Открытки | СМИ об обители | Карта сайта | Контакты и реквизиты | Наши баннеры ]

Все иконы, представленные на сайте, написаны сестрами монастыря

Благословляется публиковать материалы сайта только со ссылкой на sestry.ru

Карта Сбербанка
4276 1625 6598 5758



410011501639038
Творчество,христианство,православие,культура,литература,религия ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU   Rambler's Top100 Рейтинг ресурсов УралWeb